Поданные заявки

Поиск по заявкам
Фамилия:

Для того, чтобы увидеть все заявки, установите курсор в форму поиска,
нажмите клавишу «пробел» и кликните на кнопку «поиск»

МОЛДОВАНОВА Светлана Степановна

Страна:  Россия
Город:  Санкт-Петербург
Место работы: Государственный Эрмитаж
Должность:  Методист I-й категории

Тема доклада:

Преодоление европоцентризма в условиях тематических экскурсий для школьников в Государственном Эрмитаже. Музейно-педагогический аспект.

Тезисы:

Пространство Эрмитажа в его выставках самим фактом своего существования воспитывает зрителя в духе толерантности, уважения к любой культуре, которая в идеале может быть представлена и осмыслена в контексте всей мировой культуры.

При сокращении часов, выделяемых для преподавания в школе предметов гуманитарного цикла, возрастает роль музея и именно роль Эрмитажа как пространства, интегрирующего и восполняющего их за пределами школы. В системе «музей — школа» сотрудничество строится на профессиональной позиции сторон: учитель и экскурсовод-музейный работник не подменяют друг друга, а дополняют, развивают, максимально раскрывая особенности и способы описания опыта человечества в науках и искусствах.

В предлагаемом рассуждении акцент ставится на тематической экскурсии «Культура Древнего Египта» — самой востребованной учителями и школьниками экскурсии, история существования которой насчитывает чуть меньше века. Примечателен тот факт, что при всем авторитете отдела Востока Эрмитаж ориентирован преимущественно на выявление русско-европейских связей. Со времен Петра в этом состояла миссия Петербурга в России, в этом состоит раскрытие темы Петербурга в Эрмитаже. Особые роли (предназначения) Эрмитажа и Петербурга раскрываются в теме диалога. Эрмитаж хранит скрытые возможности Петербурга, формируя само созерцание его. Но и Эрмитаж в аспекте присутствия в нем Петербурга раскрывает новые стороны, развивает многоаспектный характер Петербурга. Именно в пространстве Эрмитажа происходит преодоление европоцентризма Петербурга и, что являет собой некий парадокс, — европоцентризма самого Эрмитажа. То есть европоцентризм Эрмитажа преодолевается в системе его выставок,которые выявляют диалог Европы, России и Востока.

В системе диалогов была построена юбилейная выставка, посвященная Петру I — основателю Петербурга. В явлении диалога культур находит подтверждение открытый характер русской культуры и России, на протяжении многолетней истории демонстрирующих готовность к диалогу. Педагогический аспект проблемы диалога состоит в том, что осмысление одной культуры в контексте другой — это процесс творчества, в ходе которого происходит развитие и гармонизация личности.Материал для наблюдений и выводов в предлагаемого рассуждения составили программы экскурсий и занятий со школьниками в Эрмитаже, основанные на педагогических аспектах общефилософской концепции диалога культур (В. С. Библер «От наукоучения к логике культуры»).


ЯЦЕНКО Оксана Юрьевна

Страна:  Россия
Город:  Москва
Место работы: Государственный Университет Управления
Должность:  Доцент
 Ученая степень:  кандидат философских наук
Ученое звание: Доцент

Тема доклада:

Культура потребления и потребительские клише в эпоху глобализации

Тезисы:

В прошлом веке Карл Ясперс сформулировал значимое для культурологи понятие «осевое время». Этим термином он обозначил исторически короткой период, в который практически одновременно сформировались мировые цивилизации. Сегодня пришло время признать, что человечество необратимо и неумолимо движется к единой глобальной цивилизации. А значит, необходимо вводить в научный обиход понятие «новое осевое время», которое подчеркнет качественную специфику происходящих процессов, обусловливающих цивилизационное объединение современного человечества, тех процессов, которые позволяют ему интегрироваться в социальное пространство, делая его жизнь осмысленной и нацеленной на результат. Процесс активного воздействия общества на личность способствует её социализации: приобретению определенного числа социальных связей. Сам же человек в этом взаимодействии проходит личностное становление: формирование интериоризированной системы ценностей, осознание целей и задач, которые он способен поставить и реализовать на протяжении своей жизни. Общественная активность человека как личности, предполагает четкое осознание собственных потребностей — базовых , необходимых для самоактуализации и самореализации. Эти потребности, по сути и формируют систему ценностей, относительно которой происходит постановка целей в общественной активности, реализация личностного потенциала, востребованного обществом. Но при этом не исчезает влияние общества. Оно воздействует на личность через экономические и культурные рычаги, используя для этого социальные группы различного уровня, а также систему материальных ценностей и ориентиров, которые закреплены традицией и во многом являются жизненно необходимыми для самого человека. Общество воздействует на личность на основе современной социальной структуры потребления. Динамика экономического развития современного общества предполагает не только умение производить товары, но и обязывает грамотно позиционировать их достоинства и полезность для современного потребителя. Человека, таким образом, воспринимают прежде всего как потребителя материальных ценностей. Потребление как социальный процесс влияет и на формирование культуры потребителя и на воспитание культурного потребителя — человека, наиболее полно ориентирующегося в материальных и духовных социальных ресурсах и обладающего навыками их присвоения. Выделяют следующие значимые страты (уровни) потребления.

  1. Бытие как объект потребления
  2. Питание  — как вид потребления.
  3. Материальные ценности как объект потребления
  4. Творчество как объект потребления.
  5. Духовные ценности как цель потребления.
  6. Информация как специфический объект потребления.

Кроме указанных, для потребления важны следующие факторы — уровень восприятия объектов потребления; время и пространство как элементы восприятия; язык как системный элемент потребительской культуры.


ЮЖАЛИНА Наталья Сергеевна

Страна:  Россия
Город:  Челябинск
Место работы: Южно-Уральский государственный университет. Кафедра искусствоведения и культурологии
Должность:  Доцент
 Ученая степень:  кандидат культурологии
Ученое звание: Доцент

Тема доклада:

Региональная ментальность: реальность или фантом? (На секцию «Региональная культура»)

Тезисы:

В современной региональной культурологии сложилась устойчивая традиция изучения конкретного региона как специфически целостного культурного универсума, диалектически преломляющего в себе как актуальные культурные модели, так и воспроизводящего глубинные характеристики всего ментального кода отечественной культуры. Ее терминологические основания представлены такими категориями как регион, региональная идентичность, региональная культура, региональная культурная традиция. Главная тема — выявление культурной специфики и самобытности как в отношении культуры национальной, так и в контексте процессов глобализации. Итог — историко-культурная реконструкция регионального пространства как уникального, относительно автономного культурного образования, имеющего типологические особенности и конкретное («собственное») содержательное наполнение в едином, но неоднородном поле отечественной культуры. Важнейшим элементом ее является идея формирования определенного типа личности, а значит и реального бытия региональной культуры как таковой. И здесь исследователь сталкивается с проблемой регионального сознания и возможного наличия собственной ментальной модели.

Менталитет(ментальность) — актуальная категория теоретической культурологии может быть определена как интегральная характеристика духовной жизни региона, отражающая всю совокупность глубинных установок (познавательных стереотипов, стереотипов мнений, суждений, оценок) и долговременных поведенческих архетипов (стереотипов действия − традиций, привычек и т. д.), реализуемых в жизнедеятельности регионального субъекта (индивида и общности). Сущность и структура менталитета определяется синкретичной целостностью природно, социокультурно, индивидуально выраженных специфических архетипических констант. Глубинные конструкты ментального ядра выражают общезначимые в человеческом мире структуры существования. Спонтанно действуя в культуре, они сохраняют и репрезентируют коллективный опыт человечества, обеспечивают целостность культурного универсума. Базисным элементом менталитета мы считаем архетип в самом широком смысле этого слова. Соответственно региональная ментальная модель должна быть представлена своеобразной системой и конфигурацией оригинальных (региональных) архетипов. Она и составляет контекстное единство этой локальной культуры. Однако наличествует ли она как способ региональной самоидентификации сегодня? С позиции современной культуры как глобально-информационной региональная предстает своего рода фантомом, ментальный шлейф которой обнаруживает актуализацию ее традиционных элементов ситуативным, контекстным образом.


ФИЛИНКОВА Наталья Алексеевна

Страна:  Россия
Город:  Снежинск
Место работы: Муниципальное автономное дошкольное образовательное учреждение «Детский сад общеразвивающего вида №2»
Должность:  Другие должности

Тема доклада:

Построение и реализация инновационных технологий в культурологическом образовании детей дошкольного возраста (На Круглый стол «Педагогическая культурология: состояние, проблемы, перспективы»)

Тезисы:

Cвязь культуры и образования обозначила рождение концептуально нового подхода в образовании — культурологического, целью которого является освоение способов познания и построения взаимодействия с окружающей действительностью на основе ценностей культуры,признания существования множественности и многоликости картин мира. Методологической основой культурологического подхода является идея о диалоге культур (В. С. Библер), теория культуросообразности (А. Ф. Дистерверг); положение психологов о приобщении личности к культуре в дошкольном детстве через присвоение общественно-исторического опыта, воплощенного в материальных и духовных ценностях, освоение культурного наследия в активной созидательной деятельности (Л. С. Выготский, А. Н. Леонтьев, С. Л. Рубинштейн). Концептуальные основы предполагают рассмотрение дошкольного детства через призму культурно-исторического аспекта (И. С. Кон, М. Мид, В. Кудрявцев и др.), «планетарного явления» (В. И. Вернадский), источника саморазвития совокупной культуры.

Особый статус дошкольного детства (Ф. Шлегель) связан с развитием у ребенка в данный период общечеловеческих способностей в «чистом виде», безотносительно к решению каких-либо задач. Смысл дошкольного детства — порождение и раскрытие человеческого в человеке через овладение способом постижения окружающего мира, его внутренним проблемизированным содержанием, всеобщими формами исторически развивающейся творческой деятельности людей, ее эстетическим содержанием. На основе этих форм вырастают специфические детские виды деятельности (А. В. Запорожец), которые носят универсальный, эвристически пластический, полифункциональный,надситуативный характер. Согласно позициям синергетики (И. Пригожин, Г. Хакен и др.), процесс саморазвития и гармонизации отношений человека связан с «преодолением хаоса и определением пути к космосу, стиранием различий между материальным и идеальным, обретением единства тела и духа». Изучение психолого-возрастных особенностей развития ребенка в дошкольный период позволяет говорить о возможности обсуждения в режиме образовательного диалога широкого круга вопросов, связанных с историей и современностью, изучением традиций родной культуры. Культурологическая парадигма при этом является основанием развития идей гуманитаризации в образовании, реализации личностно-ориентированных педагогических систем.

Огромную роль в формировании духовно развитой личности играет искусство, общение с которым позволяет воспринимать действительность во всей гамме ее проявления. Искусство близко ребенку своей игровой природой, когда реальность и ирреальность весьма относительны, а вера в вымысел–защитная реакция от агрессии окружающей действительности. Таким образом, обращение к искусству — одна из возможностей формирования целостной, личности, обладающей способностями эстетического видения, широким кругозором, ценностными ориентирами, без которых невозможно органичное существование человека в окружающем его мире.


ЦИБИЗОВА Лилия Александровна

Страна:  Россия
Город:  Москва
Место работы: Федеральное агентство по культуре и кинематографии
Должность:  Консультант
 Ученая степень:  кандидат философских наук
Ученое звание: Доцент

Тема доклада:

Поэтика жизни и смерти у А. Платонова и А. Сокурова

Тезисы:

Трагический парадокс стал определяющим в жизни и творчестве Платонова. С одной стороны, в русской литературе не только появился самобытный писатель, он окреп, определил свой уникальный авторский голос, «слегка приглушённый, утомлённо-печальный», покоряющий «бесконечной стыдливостью, сдержанностью, какой-то грустной кротостью». С другой стороны, произведения, ставшие лицом эпохи и отразившие её метафизику, вышли из заточения, когда не стало ни самого автора, ни его героев. На работу Сокурова «Одинокий голос человека» словно опустилась тень, сопровождавшая всё творчество писателя, так вдохновившего его.

В кинематограф время размышлений в пространстве дихотомии «жизнь — смерь» как неотъемлемой части русской культуры и литературы ещё не пришло. Посмотрим, как в этих двух совершенно разных по своей природе произведениях искусства представлены переживания человека о его жизни, смерти, любви и сиротстве. В центре художественной картины мира Платонова трагическое существование человека, затянутого в воронку исторических катаклизмов. Телесный опыт давно и постоянно голодного человека, утратившего природные инстинкты самосохранения — вот человек Платонова. Хронически истощённый организм утрачивает всякую волю, в том числе к самой жизни.

В то время, как темпоритм настоящего задавался хроникальными включениями, ушедшее время в кинокартине миметически обозначено старыми семейным фотографиям.

Платонов обращается к метафизике бытия. Скучная и бессильная реальность неразрывно связана с народным взглядом на мир, с традиционной системой ценностей и мистических представлений о мироздании. Исследователи творчества писателя не раз обращали внимание на его ориентацию на такие архетипические константы как дом, дорога, мать, ребёнок, хлеб, земля, смерть. Рассмотрим подробнее, как в рассказе « Река Потудань» и фильме «Одинокий голос человека» взаимосвязаны концепты смерти и окна. Кроме утилитарного назначения окно играло важную роль в «осуществлении символической связи между живыми и мёртвыми.

Пройдя обряд инициации смертью, Никита становится совершенно другим человеком — «жестокая, жалкая сила пришла к нему». В его душе нет места прежней бесприютности, начинается новый круг жизни, как это не раз уже бывало в мире.

В картине «Одинокий голос человека» переход героя из одной жизни в другую, в отличие от рассказа состоит из нескольких этапов. Вначале — это интерес к смерти, которая не является необратимым порогом, знаменующим собой всеобщий конец. Это — некое «иное» пространство, словно соседняя губерния, в которую можно наведаться на некоторое время.

Действительно, новую жизнь Никиты можно отнести к недоговорённостям А. Платонова: сильному человеку, который «уже привык быть счастливым» рядом с другим человеком нет места в его произведениях.


СУРОВА Екатерина Эдуардовна

Страна:  Россия
Город:  Санкт-Петербург
Место работы: Санкт-Петербургский государственный университет, философский факультет
Должность:  Доцент
 Ученая степень:  доктор философских наук
Ученое звание: Доцент

Тема доклада:

Глобализация биографии и стигматы креативности (На секцию «Философия культуры: аналитика оснований всякого произведения»)

Тезисы:

В ходе происходящих социокультурных трансформаций возрастает динамика коммуникативных взаимодействий в связи с рядом причин, среди которых можно отметить такие как изменение форм фиксации опыта, формирование новой идентификационной модели, расширение креативного потенциала за счет ослабления глубины творческого поиска и т. д.

В этом плане структурируются новые порядки взаимодействий, в которых авторский потенциал не столько обращен на создание произведения внешнего порядка, сколько ориентирован на возникновение «личностного произведения» в идентификационной перспективе включения в кластерные групповые взаимодействия. Такие взаимодействия в первую очередь диктуются «стигматами» творца, определяющими место автора в структуре креативной организации.

К числу подобных произведений можно отнести, например, фриков как создателей новой творческой презентативной образности, апеллирующей к установившейся в различных социокультурных средах системе стереотипных представлений. И. Гофман связывает стигму с практикой телесности, в которой он же, безусловно, отмечает, прежде всего, отклонения во внешнем образе индивида. Внешний облик, по вполне понятным причинам, ибо «по одежке встречают», маркирует своего носителя позитивно или же негативно. Художник в современном мире выступает в специфической роли. Он не может принять на себя полноценную роль творца, поскольку таковая не предусмотрена «правилами игры». Это связано с тем, что он сам является репрезентантом социокультурной стигмы, которую не только инвертирует в произведение, но и создает. Находясь в насыщенном пространстве, где телесные практики представлены в нескончаемой инвариантности, такой творческий человек выстраивает персоналистские связи с рядом культурных кругов. В них он находит коммуникантов, которые, в ходе осуществляющейся коммуникативной деятельности, создают целостный продукт творчества, «проект», в котором произведения, интерпретации и презентативные структуры, позволяющие находить зрителей, плотно связаны. В рамках повседневных практик, таким образом, происходит глобализация биографии, обращенная к созданию иконического образа.


ОСОСКОВА Наталья Михайловна

Страна:  Россия
Город:  Саратов
Место работы: Кафедра культурологии Саратовского государственного технического университета
Должность:  Доцент
 Ученая степень:  кандидат философских наук
Ученое звание: Доцент

Тема доклада:

О культурологически-цивилизацинном подходе в понимании истории (Круглый стол «Культурология как теоретическая основа практического решения глобальных проблем современности»)

Тезисы:

Буквально на наших глазах мировой цивилизационный процесс входит в новое неравновесное состояние, заряженное такими антиномиями, которые ставят под вопрос продолжение истории, само существование цивилизации и культуры.

XX век, как известно, начался с «Восстания масс», а кончился «Восстанием элит». Автор книги «Восстание элит» К. Лэш утверждает, что описанный в «Восстании масс» Х. Ортеги-и-Гассета менталитет «человека массы» более характерен в наше время для самых высших слоев общества. Его духовно-идеологическое основание — это декадентско-нигилистический антиисторизм культуры постмодерна. Меритократическая элита отвергает всякую общность, которая простирается и в прошлое, и в будущее. Налицо ситуация тотального разрушения исторической связности поколений людей, массовая утрата чувства исторической ответственности.

Подробное описание возникающего социума дано в книге З. Баумана «Индивидуализированное общество». Ее автор констатирует, что в наше время возникает новая форма власти, использующая дерегулирование в качестве главного рычага. Это правление характеризуется индивидуализацией рисков и ответственности. Здесь «история сжимается до вечного настоящего, и все вертится вокруг собственного «я». Человеческая реальность атомизируется, распыляется. В заключительном разделе Бауман задается риторическим вопросом, возможна ли осмысленная жизнь в условиях разрушения традиционной культуры, смысл которой заключается «в строительстве мостов, соединяющих смертную жизнь с ценностями, неподвластными разрушающему влиянию времени». Он и ряд других авторов интерпретируют современную социокультурную динамику как «болезнь к смерти», основными компонентами которой выступают демографический кризис, потеря смысла жизни и продолжения рода и тотальное влечение к смерти. Налицо ситуация радикального исторического вызова.

Адекватный ответ на этот вызов дает само событие становления и развития культурологии. Культурология в нашем понимании не просто наука о культуре, но есть атрибут культуры, ее неотъемлемая часть, форма самопрезентации, ответственная за её единство и целостность.

В качестве конкретизации заявленного тезиса укажем на ту форму исторического мышления, которую А. И. Уткин обозначил как «культурологическ-ицивилизацинный подход». Мы предлагаем его усилить за счет более точного употребления терминов цивилизация и культура. Именно в исторической размерности сопряжение цивилизации и культуры обнаруживает свою внутреннюю напряженность. Культура как бы достраивает цивилизацию, придает ей качество органической целостности и индивидуально-личностный характер. Культурология должна овладеть методикой индуцирования синергетического эффекта, при котором происходит взаимное усиление противостоящих друг другу противоположных интенций цивилизации и культуры. В этом случае культурология может реально управлять развитием культуры в новом тысячелетии и претендовать на статус синергетики культуротворчества


ЩЕЛКИН Александр Георгиевич

Страна:  Россия
Город:  Санкт-Петербург
Место работы: Социологический институт РАН
Должность:  Ведущий научный сотрудник
 Ученая степень:  доктор философских наук
Ученое звание: Профессор

Тема доклада:

Креативная цивилизация. «Классика» и инновации

Тезисы:
  1. Среди множества претензий, которыми отмечены интенции современной цивилизации есть и такая — быть креативной. Это несколько удивительно, поскольку креативность присутствует в «теле» всякой цивилизации. В чем тут дело?
  2. Прежде всего, это — симптом. Симптом расхожего, а значит, не во всём точного понимания функции креативности в обществе. Объяснимся посуществу.
  3. Обычное представление об обществе как иерархии техно-экономической, социально-политической и культурной сфер остается уже достаточно долго вполне оправданным подходом. Оправдан он и для уяснения нашей проблемы — креативности в «современном» обществе. С тем, правда, важным уточнением, которое сделал в свое время Д. Белл: все указанные сферы центрируютя по разным «осям» и управляются разными критериями — resp: «эффективность», «гражданские ценности», «самореализация». Возможно, это означает, что масштабы востребованности и самый характер инноваций на экономическом, социальном и культурном поприщах принципиально различны.
  4. В самом деле, инновации в сфере техно-эконической носят практически императивный, долгоиграющий и чуть ли ни цивилизационно-ориентированный характер. Стратегический девиз всех стран, вовлекаемых в «глобальный рынок» — быть конкурентоспособными в производстве самых востребованных товаров и услуг.
  5. Но уже по-другому обстоит дело в сфере социально-политической. Здесь «классические» и зрелые формы жизнеустройства найдены достаточно давно — если иметь в виду «принципы 1789 года». «Инновационные» шаги в другом направлении от «классической» парадигмы могут принять и небезобидный характер. Свежий пример — изобретение «суверенной демократии» и прочих «институциональных симулякров». Поэтому в «демократическую эпоху», начало которой уже в далёкие 1830-ые годы провозгласил А. де Токвиль, политически «современное» общество стоит на той «инновационной» точке зрения, которая легко передается суждением о «ненужности изобретать велосипед» и держаться творчества в форме рецепции — в данном случае рецепции «принципов 1789 года».
  6. И совсем иначе обстоит дело с креативностью и инновациями в пространстве культуры. — если понимать под «творчеством» не банальную «новизну во чтобы то ни стало» (модернизм) или «различие-отличительность» как самоцель (постмодернизм). Дело в том, что творчество/искусство как произвол не только прекрасно коммерциализуется, т. е. приносит доход на потворстве всякой «децивилизации» в человеке, оно участвует в онтологизации такой социальности, которая в «культуре» ищет и переживает не «момент истины», а entertainment, развлечение, приятную зависимость от узнаваемую повседневность. Этой деструктивной креативности «нового закрытого общества» — общества закрытого реальности — противостоить опыт культурной классики, находившей в каждую из своих эпох «бури и натиска» бескомпромиссный, целостный и неумышленный образ современной реальности, находившей, иными словами, язык реализма.

ЕРОХИНА Татьяна Иосифовна

Страна:  Россия
Город:  Ярославль
Место работы: Ярославский государственный педагогический университет им. К. Д. Ушинского. Кафедра культурологии и журналистики
Должность:  Зам. зав. кафедрой
 Ученая степень:  доктор культурологии
Ученое звание: Доцент

Тема доклада:

Мифологизация творческой личности в русской культуре конца XIX — начала ХХ вв. (секция «Творческая личность — субъект и объект культуросообразной деятельности»)

Тезисы:

Истоки мифологизации творческой личности в русской культуре конца XIX — начала ХХ вв. онтологически связаны со спецификой ментальной модели русской культуры рубежа веков. Иррациональность мышления, тяготение к синтезу искусств, эстетизация и символизация лежат в основе ремифологизации в культуре русского символизма. Мы выделяем основные векторы мифологизации, которые в наибольшей степени характеризуют специфику формирования текста личности русского символиста и свидетельствуют о становлении неомифологического сознания. К таким векторам мы относим, во-первых, мифологизацию романтизма в целом и личности романтика в частности. Наиболее востребовано в русском символизме обращение к романтическому персонажу как типу личности, с которым соотносится поведение и образ художника. Вторым вектором становится мифологизация личности французского символиста. Даже демифологизация, предпринятая М. Нордау, имела скорее обратный замыслу автора итог: книга «Вырождение» способствовала созданию мифа о символистах, которым воспользовались и русские поэты. Сам автор начинает уподобляться мифологическому персонажу, и для символистов уподобление приобретает не только игровой характер, но и способствует осмыслению существования мифа в себе и себя в мифе. Но наиболее интересен третий вектор, включающий в себя сотворение авторских мифов, к которым мы относим мифы личностные, создающиеся в процессе мифологизации личности русского символиста. Мифологизация личности символиста имеет, на наш взгляд, две цели: идентификацию символистского окружения, то есть причисление к мифологическим персонажам французских символистов, русских писателей, философов, которые формируют контекст личности символиста, и самоидентификацию личности как персонажа мифа (включающую в себя игровую мифологизацию). Отчётливо процедуру мифологизации как идентификации и самоидентификации мы обнаруживаем в живописных портретах русских символистов (Л. Бакст, К. Сомов), а также в вербальных портретах, созданных символистами (А. Белый, М. Волошин). Не менее значимым становится тот факт, что мифологизация, направленная как на моделирование текста личности символиста, так и на моделирование аудитории, вызвала активный отклик и привела к формированию ещё одного уникального явления в культуре русского символизма: мифологизации личности самой аудиторией. Мифологизация личности символиста выражена также через мифологизацию хронотопа, в который помещён символист. Многие современники отмечают особую способность символиста быть «вне времени и пространства», принадлежать одновременно нескольким эпохам. Таким образом, мифологизация личности определяется нами как отличительная черта ментальности русской культуры конца XIX — начала ХХ вв. Мифологизация становится способом идентификации/самоидентификации личности символиста как особого культурно-психологического типа, что привело к возникновению в современной критике обозначения поэта-символиста как мифопоэта.


ВОДОПЬЯНОВА Наталья Анатольевна

Страна:  Россия
Город:  Ставрополь
Место работы: Ставропольский государственный университет. Кафедра социальной философии и этнологии
Должность:  Доцент
 Ученая степень:  кандидат философских наук
Ученое звание: Доцент

Тема доклада:

Креативность в рекламном коммуникационном пространстве

Тезисы:

Реклама на современном этапе стала унивесальным знаково-смысловым пространством современной культуры и глобальным социокультурным транслятором. На сегодняшний день недопустимым упрощением было бы характеризовать рекламу только как часть или даже основу массовой культуры, то есть понимать ее как нечто примитивное, обращенное исключительно к филистеру. Такая точка зрения была отчасти верной несколько десятилети назад, когда у рекламодателей априорными были только соображения об экономической выгоде, когда общественная значимость рекламы, ее культуроформирующие потенции не были должным образом осознаны, в том числе и со стороны государства. Сегодня ситуация изменилась самым радикальным образом. Реклама рассматривается не только и не столько в качестве чисто утилитарной категории, сколько с точки зрения того, что она является мощнейшим индикатором государственного развития, важнейшей компонентой выстраивания государственной стратегии. Реклама как одна из форм массовой культуры рассматривается сегодня как мощное орудие воздействия на общестенное сознание, способствующее созданию определенных имиджей, образов, стереотипов. Кроме того, реклама сама производит духовные и материальные ценности, формируя в массовом сознании устойчивые яркие символы и через них изменяя стиль и образ жизни людей. Особенно важно использовать креативность в рекламных технологиях, особенно в социальной рекламе с целью формирования российской идентичности. Интересным, по нашему мнению, как раз и представляется вопрос о креативности в рекламном коммуникационном процессе, а именно как используются творческие способности индивида, характеризующиеся готовностью к продуцированию принципиально новых идей. Действительно, мы можем констатировать об определенном потенциале креативной социальной рекламы как средства формирования российской идентичности. Необходимо очень тщательно отбирать рекламные технологии, осторожно их использовать, чтобы в целом не разрушить то коммуникативное пространство, которое сложилось, привносить в него не деструктивные моменты, а наоборот, созидательные. Тогда социальная реклама, в основе своей имеющая креативные идеи, опирающаяся на общероссийские ценности, может стать важным интеграционным фактором взаимодействия в российском обществе.


 < 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11[12] 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 >  последняя страница