Поданные заявки

Поиск по заявкам
Фамилия:

Для того, чтобы увидеть все заявки, установите курсор в форму поиска,
нажмите клавишу «пробел» и кликните на кнопку «поиск»

БОРИСОВ Сергей Николаевич

Страна:  Россия
Город:  Белгород
Место работы: Белгородский государственный университет
Должность:  Доцент
 Ученая степень:  кандидат философских наук

Тема доклада:

О некоторых парадигмах исследования терроризма: философско-культурологические импликации

Тезисы:

Проблема определения терроризма и философско-культурологической методологии его исследования на сегодняшний день остается достаточно актуальной. Решение этих взаимосвязанных задач все больше напоминает движение по кругу. Вместе с тем, сам предмет изучения остается неизменно фрагментарным в восприятии исследователей и потому решение проблемы определения терроризма всегда недостаточно и частично. Оно начинается уже с самого определения, отсылающего к категориям насилия, политики или власти.

Проблема определения терроризма в современности во многом связана не только с усложнением самого объекта исследования, который все еще остается tabula rasa, что есть лишь одна сторона; но также с девальвацией самих фундирующих понятий и, прежде всего, таких как власть и насилие. Вторая сторона проблемы определения зиждется на том, что устоявшийся комплекс понятий, позволявших говорить о терроризме, претерпел изменения. Складывается новая линия в исследовании терроризма, «неклассическая», описывающая его в терминах симуляции и симулякра, амбивалентности бытия и ничто, эстетики исчезновения, коммуникации и прочих дефиниций. Вместе с тем, в исследованиях терроризма следует учитывать следующее аспекты:

  1. изменение того, что мы называем терроризмом;
  2. динамику социогуманитарного и философского дискурсов (смену исследовательских парадигм);
  3. социокультурный контекст исследования.

Реализация задачи выявления общих методологических возможностей исследования объектов, номинируемых в качестве террористических, может основываться на указанной схеме и имманентных ей основаниях. В качестве таковых можно указать принцип историзма, поскольку терроризма «вообще» не существует. Увлечение идеализацией, рассмотрение терроризма вне его конкретных проявлений, более подчинено мотивам манипулятивно-идеологическим нежели объективно-научным. Другим фундаментальным допущением будет являться то, что явление терроризма сохраняет принадлежность культуре. При этом культуру стоит рассматривать преимущественно в ее деятельностной трактовке, а терроризм с позиций деятельностного подхода.


ФИЛАТОВА Ася Алексеевна

Страна:  Россия
Город:  Ростов-на-Дону
Место работы: Южный федеральный университет
Должность:  Доцент
 Ученая степень:  кандидат философских наук

Тема доклада:

Современные концепции категоризации и их значение для развития когнитивной теории культуры

Тезисы:

Когнитивная теория культуры или, более широко, когнитивная культурология представляет собой, на наш взгляд, одно из перспективных направлений современного культурологического знания. Будучи по своему генезису междисциплинарным направлением, когнитивная теория культуры интегрирует достижения целого ряда дисциплин и в первую очередь культурной и социальной антропологии, когнитивной антропологии, психологии, лингвистики и др. Одна из центральных задач когнитивной теории культуры — исследование и описание когнитивных форм культуры. Важнейшей когнитивной формой культуры является культурная категория. Процесс категоризации выступает объектом исследования многих наук как естественного, так и гуманитарного цикла, которые тем или иным образом затрагивают вопросы познания.

К наиболее известным и признанным в научном сообществе теориям категоризации следует отнести классическую (структурную) и прототипическую. Проблема категоризации стала одной из основных с самого начала формирования гносеологии. Согласно классической модели категоризации, которая была сформулирована еще в античной философии Платоном и Аристотелем, каждая категориальная единица должна обладать набором всех неизменных критериальных признаков, наличие или отсутствие которых является основанием для отнесения к категории. Критическому переосмыслению данная теория, доминировавшая в философии и науке более двух тысячелетий, была подвергнута только в XX в. Большой вклад в демифологизацию классических представлений о процессе категоризации был внесен теорией семейного сходства Л. Витгенштейна, теорией прототипов и концептов базового уровня Э. Рош и концепции радиальных категорий Дж. Лакоффа.

К наиболее общим положениям прототипической теории категоризации можно отнести следующие: категория обладает внутренней прототипической структурой; степень принадлежности к категории определяется по степени подобия какого-либо объекта прототипу; границы между категориями и концептами размыты; члены одной категории не обязательно должны обладать общими свойствами; члены категории не являются равнозначными. Несмотря на то, что классическая и прототипическая теории по ряду положений предлагают противоположные видения, все же мы склонны рассматривать их как взаимодополняющие друг с другом, поскольку они, претендуя на выработку универсальных законов категоризации, по сути описывают разные уровни категоризации.

В культурно-историческом контексте прототипическая категоризация представляет собой филогенетически более раннюю форму категоризации мира и свойственна в большей мере архаическому сознанию. Структурная категоризация характеризует философско-научный тип мышления и появляется гораздо позже. Проблема взаимоотношения и взаимодействия механизмов структурной и прототипической категоризации в рамках современной культуры является, на наш взгляд, весьма актуальной и важной для понимания многих культурных процессов.


НЕВЕРОВА Ирина Альфредовна

Страна:  Россия
Город:  Санкт-Петербург
Место работы: СПГУТД. Кафедра теории и истории искусства
Должность:  Старший преподаватель
 Ученая степень:  кандидат культурологии

Тема доклада:

Эволюция портретых форм в изобразительном искусстве. (Опыт культурно-исторической типологии портрета)

Тезисы:

В искусствоведческих науках разработана типология портретного жанра, основу которой составляет формальное исполнение и функциональная направленность портрета. Существуют портреты репрезентативные (парадные), интимные (камерные), потрет мемориальный, посмертный, исторический, так же выделяют автопортрет, детский портрет и т. д. Представляется возможным предложить несколько другую классификацию. Можно выделить несколько, наиболее устойчивых и востребованных портретных форм, которые на протяжении долгого времени существуют и развиваются в истории культуры. Так, сложившиеся портретные формы можно разделить на четыре группы.

Первая группа тяготеет к принципу физического подобия, вторая — рассматривает человека в социуме, человека среди людей. Для третьей группы — главным является психологическое и биографическое сознание отдельного человека, его переживания, т. е. его индивидуальность. Для четвертой, наиболее редкой группы — доминирующим устремлением является поиск того, что же такое человек вообще, поиск главной идеи, главного ядра, которое отличает человека. Конечно, эти четыре формы не предполагают, что каждое портретное изображение принадлежит строго к одной из этих групп. В каждом портрете в той или иной степени можно заметить эти четыре вида устремлений, но, вместе с тем, по главному лейтмотиву, по главному качеству, выделяемому в портрете, видно, какая идея в нем лидирует.

Найденные в ходе развития искусства портретные формы не исчезают и оказываются прилагаемы к другой исторической ситуации и к другим регионам, другим культурам. Можно сказать, что явление портрета в культуре — это часть понимания человека вообще. Вместе с тем искусство ХХ века показало, что историю развития портретной живописи нельзя рассматривать лишь как простое, механическое добавление новых черт или изменений технического исполнения в соответствии с требованиями художественного стиля или направления. Каждая эпоха видит человека принципиально иначе, более ранние представления при этом либо отбрасываются, либо включаются в более сложную картину самовосприятия и самосознания в целом.


САЗИНА Ирина Владимировна

Страна:  Россия
Город:  Энгельс
Место работы: Саратовский государственный технический университет, Энгельсский технологический институт
Должность:  Доцент
 Ученая степень:  кандидат философских наук

Тема доклада:

«Стремительная эстетика» или «Читая Г. Г. Шпета "в рамке" эстетической парадигмы образования» (На секцию «Институциональная культурология: организационные формы человеческих отношений и деятельностей как феномен культуры и необходимое условие креативных процессов (социокультурной инноватики)»)

Тезисы:

В статье представлен опыт прочтения двух текстов Шпета, «Очерк развития русской философии» и «Эстетические фрагменты». Термин Шпета «стремительная эстетика», представляющийся важным для современного понимания творчества в культуре и для практической работы по построению эстетической парадигмы образования, рассматривается в статье как концепт творческой активности сознания субъекта культуры и образования, помогающий видеть и конструировать культурно-образовательное пространство.

  1. Шпету важно выделить минимальную, общую схему сложной структуры такого «орудия познания», каким является слово человеческого языка. При этом смысловая структура слова определена не в одних только формально понимаемых терминах «символа», «знака», «содержания» и «формы», а прежде и больше всего через внутренне присущие слову свойства и элементы (моменты). Особое место в структуре слова, говорит Шпет, занимает «смысл» — как внутренне-логическое оформление предметного сордержания и источник сознательного эстетического отношения к понимаемому. Шпет подчеркивает «умственный» характер эстетического в слове. Эстетическое в структуре слова трактуется вне традиционного отнесения его к сфере чувств.
  2. Эстетическое в структуре слова Шпет представляет как наиболее универсальный момент в «осуществлении смысла», как по существу творческий процесс, в котором слово выступает своего рода аккумулятором мыслей, передающим «заряд» на подходящий «приёмник». Эту функцию у слова исторически наследует искусство. В сотворчестве с образованием искусство также выступает таким аккумулятором, хранящим предметный остов смысла становления. И тогда эстетическое следует понимать как закономерный элемент построения образовательных систем, выбора стратегии субъектом управления образованием, выбора образовательной парадигмы школой как коллективной личностью. В соответствующей культурно-образовательной деятельности важно сохранить не только «порядок управления», но и «порядок культуры» — путем сдерживания весьма некритической к себе «способности администрирования».
  3. В эстетической парадигме образования образовательная деятельность сохраняет свой «неутилитарный» характер как одно из условий культуротворческой задачи.
  4. Искусство в составе современной эстетической парадигмы образования (и прежде всего, современное искусство) выступает не в служебной роли, как говорит Шпет «лувры на службе у педагогики», а в роли самостоятельной и необходимой стороны сотворчества: культуры, образования, эстетики, которая «сама — искусство и творчество», а также философии.
  5. Дальнейшее исследование концепта «стремительной эстетики» Шпета представляет интерес и с историко-философской, историко-эстетической точки зрения, и с с точки зрения построения теории воспитания и образования на философско-методологической базе «цельного знания» и «разумной интуиции», как момента личностного самопостроения в процессе образовательного возрастания, становления.

ХАКИМОВ Эдуард Рафаилович

Страна:  Россия
Город:  Ижевск
Место работы: Удмуртский государственный университет. Кафедра педегогики и педагогической психологии
Должность:  Доцент
 Ученая степень:  кандидат психологических наук
Ученое звание: Доцент

Тема доклада:

Креативность учащихся как результат поликультурного образования

Тезисы:

В течение последних семи лет в общеобразовательной школе деревни Старый Кармыж в Удмуртии осуществлялась опытно-экспериментальная работа по теме «Развитие творческих способностей учащихся в сельской общеобразовательной школе на основе диалога народных культур». Мы проводили поиск на следующие исследовательские вопросы: Что стимулирует развитие креативности жителя «традиционного» сельского пространства? Каковы условия повышения уровня креативности жителя моно-культурной деревни?

Какие этапы проходит общеобразовательная школа для обеспечения развития творческих спсобностей учащихся? В 2003, 2005 и 2007 годах мы проводили тестирование креативности всех учащихся 5–11 классов данной школы, применяя рисуночный вариант теста Гилфорда. Статистически достоверный сдвиг показателей креативности в сторону роста произошел между 2005 и 2007 годами. Основная причина такого сдвига, на наш взгляд, заключается в последовательном движении школы по реализации этапов поликультурного образования; основным условием повышения уровня креативности учащихся стало существенное изменение позиции педагогов (они на собственном опыте убедились в возможности развития творческих способностей каждого человека и проявлять внимание к поиску и развитию таких способностей у каждого ученика); основным стимулом — введение новой формы социального признания творческих достижений — «Книжки творческих достижений».

Моделирование этапов практики поликультурного образования осуществлено на основе модели формирования межкультурной компетентности (М. Беннет). Поликультурное образование — это образование, которое последовательно сопрягает в своих целях, содержании, методах и организационных формах две и более культурные традиции так, чтобы у учащихся формировалось мировоззрение, в котором культурное многообразие становиться социальной нормой и личностной ценностью. Поликультурное образование соответствует двум последним этапам «этнорелятивистской позиции» в модели М. Беннета. Школа деревни Старый Кармыж начала движение с модели «Культурного плюрализма», перешла на модель «Многокультурных знаний» и позже стала реализовывать модель «Межкультурного образования».

Реализация поликульутрного образования создала атмосферу креативности в расширяющемся силами учащихся и взрослых образовательном пространстве; интенсифицировала межкультурное взаимодействие с гражданами России, являющимися представителями различных этнических культур; обеспечила социальное признание достижений каждого ученика школы.


ЖАДАНОВА Наталья Игоревна

Страна:  Россия
Город:  Ростов-на-Дону
Место работы: Южный федеральный университет, факультет философии и культурологии, кафедра исторической культурологии
Должность:  Аспирант

Тема доклада:

Стереотипы маскулинности в советской эпохе и постсоветский период (На секцию «Ретрокультурология: Где то новое, которое ещё не открыто?»)

Тезисы:

Маскулинность — это совокупность поведенческих и психических черт, свойств и особенностей, объективно присущих мужчинам, в отличие от женщин. Это также совокупность социальных представлений, установок и верований о том, чем является мужчина, какие качества ему приписываются. Это система предписаний, имеющих в виду идеального «настоящего» мужчину, нормативный эталон «мужчинности». Каноны маскулинности менялись в различных эпохах. В рамках данного исследования охватывается советский период, влияние советской системы на стереотипы маскулинности, постсоветский период и современная культурная ситуация.

В советской эпохе важнейшую роль в жизни человека, и мужчины в частности, играл коллектив. Каждый человек реализовывал себя, получал признание в коллективе. Отсюда, образец мужественности как «свой парень», «передовик», являющийся примером для других. Это и душа компании, веселый парень-трудяга с гитарой. В культуре советского периода был явно выражен культ героев гражданской и Отечественной войн. Героизм проникал и в трудовую сферу. Была актуальна также концепция жертвенности во имя социальных идеалов. Семья как маленький коллектив и ячейка большого коллектива также была сферой проявления маскулинности. Она являлась важнейшим институтом социализации и воспитывала определенные стереотипы. Мальчик воспитывался как мужчина, будущий отец семейства. Ответственность перед семьей и коллективом была одним из важнейших качеств, также как трудолюбие, верность идеалам и Родине, готовность защищать семью, Родину и идеалы. Армия также была важным институтом, формирующим маскулинность как набор качеств и характеристик. Особой сферой реализации маскулинности выступал соревновательный спорт.

Рассматривая советскую эпоху как тоталитаризм, следует сказать и о гегемонной маскулинности, доминантном образце маскулинности. Это культурно господствующая, самая престижная в иерархической среде маскулинность.

Раскрывая характер гегемонной маскулинности, мы ставим вопрос о существовании альтернативной маскулинности.

Крушение советской системы привело к появлению различных стереотипов маскулинности, образцов мужественности. В постсоветский период появляется «малиновый пиджак», новый русский. На первый план выходит агрессивная маскулинность. В то же самое время происходит поиск новой идентичности. Далее, в эпоху потребления, происходит эстетизация понятия мужественности и возникает феномен метросексуализма.

В новой культурной ситуации нельзя говорить о господстве какой-то определенной маскулинности. Становление новой парадигмы связано с деконструкцией идеи единой маскулинности (как и феминности). Гендер не является чем-то, раз и навсегда установленным. Существует множество маскулинностей.


ДАВЫДОВА Екатерина Павловна

Страна:  Россия
Город:  Ростов-на-Дону
Место работы: Южный Федеральный Университет
Должность:  Аспирантка

Тема доклада:

Эвристические основы образования и воспитания молодежи в вопросах межнациональных отношениях

Тезисы:

Проблема межнациональных отношений существовала всегда, особенно на территории России, где долгое время множество государств, народов, имеющих различные культуры, языки и религии существовали сначала в составе Российской Империи, а затем в составе СССР. И если до распада СССР, народы, с отличными друг от друга традициями, вероисповеданием и языком могли существовать на одной территории, то в к. ХХ — н. ХХI в. с развитием информационного общества, со стиранием культурных и национальных границ, в процессе глобализации, проблема межнациональных отношений становится одной из первоочередных и наиболее острых. Для мирного существования международного сообщества и в частности любой страны необходимо поддерживать и воспринимать, ту плюралистическую ситуацию, то многообразие культур, которые существуют. Члены различных культур должны чувствовать одинаковое признание и ценность своей культуры. Современная политика признает наличие значимых элементов в пределах глобальной политики, по которым общество признает или отвергает те направления в политике межнациональных отношений, которые существуют. Центральной проблемой современного общества является напряженный поиск универсального порядка, который должен уважать и защищать культурное разнообразие.

Именно существование согласованности общих интересов и ценностей обеспечивает основания для общих социальных правил и институтов. Основываясь лишь на культурных различиях вопрос межнациональных отношений не разрешить, поэтому следует учитывать разницу в общественных и экономических обстоятельствах, в политическом контексте.

Важно отметить, что культурные различия — это различия не только в ценностях и перспективах, это также разница в распределении силы и ресурсов. И в зависимости от такого как эти силы распределяться будет зависеть и существование всего общества в целом. В вопросах межнациональных отношениях следует отметить роль политической социализации и политического воспитания. В процессе политической социализации формируется положительный или отрицательный образ государства и отношение к нему со стороны молодежи. А гражданское воспитание, как составная часть данного процесса осуществляется с помощью таких социальных институтов как образование. Образование, являясь смыслообразующим каналом, транслирующий социальный опыт, ценности и культурные традиции, прежде всего, формирует личность, а в целом закладывает основы для дальнейшего развития общества.

Так, в процессе гражданского воспитания закладывается самоидентификация личности и общества.


ЦЕСЕВИЧУС Александр Сергеевич

Страна:  Россия
Город:  Екатеринбург
Место работы: Российский государственный профессионально-педагогический университет
Должность:  Аспирант

Тема доклада:

Взаимодействие телесного и духовного в дзэнских искусствах: традиции и инновации

Тезисы:

Если для западной философии традиционными являются вопросы взаимодействия телесных и духовных качеств человека с точки зрения главенства одного над другим, то восточная теория духа-тела отдает первенство вопросам постижения взаиморазвития духа и тела, изменения связей посредством самосовершенствования. Из этого вытекают некоторые особенности восточного мышления: неразрывность теории и практики, а также изменчивость взаимосвязи, достигаемая с помощью особых психофизических практик. Истинное знание должно быть основано на постижении телесным сознанием, а не на теоретическом осмыслении. Вопрос взаимосвязи духа-тела не просто теоретическое рассуждение, он изначально практичен, — это живой опыт (тайкэн) телесного сознания.

Именно дзэн в Японии стал кристаллизацией восточных традиций взаимосвязи духа-тела, обладающей слаженной системой достижения их единства. А главным поставщиком идей о дзэне на Западе стали дзэнские искусства (боевые искусства Японии, каллиграфия и чайная церемония, японские стихи, театр).

Японские искусства используют интуитивно-телесный опыт как основу физического и духовного совершенствования. Тело в этом процессе выступает инструментом, а физическое совершенствование — обязательным условием духовного роста, закаливания характера. Внешними проявлениями психотехник выступают ритуал и форма. Они связывают воедино работу тела и духа, постепенно в процессе обучения переходя от исключительно телесных практик к духовным методам развития. Ритуал здесь выступает основой дисциплины, правил-установлений, необходимых для совершенствования, а также частью психотренинга погружения в иную реальность и выхода из нее. Форма в свою очередь составляет физическую сущность дзэнских искусств. Это система движений, содержащая исчерпывающие критерии правильного исполнения действий.

В дзэнских искусствах существует целый словарь — набор общих и специальных терминов, которые включают в себя как телесные, так и духовные категории, либо предполагают их взаимосвязь или взаимозависимость (например: киай, сэйсин, ки-кэн-тай-но ити и другие). Эти термины вместе с другими понятиями образуют целый ряд различных понятий и концепций, важных для понимания сущности дзэнских искусств, а также связей между духом и телом в японской культуре. Дзэнские искусства, гармонично сочетающие развитие телесных и духовных качеств человека, и по сей день продолжают оказывать непосредственное влияние на культуру Японии в повседневной жизни, спорте, бизнесе.


НЕЧАЕВ Иван Владимирович

Страна:  Россия
Город:  Москва
Место работы: Московский Гуманитарный Университет
Должность:  Аспирант

Тема доклада:

Этика добродетели и порока в пространстве постпостмодернизма (На секцию «Социальные трансформации культуры: наблюдаемые тенденции и перспективы»)

Тезисы:

Развитие науки и технологий, будь то постепенный прогресс или стремительная революция, оказывает значительное влияние на человеческое сознание, каждый раз ставя человечество перед нравственным выбором, поиском ответов на новые вопросы этики. Особый интерес к происходящим модификациям нравственных установок современного информационного общества определяется формированием новой культурной эпохи — постпостмодернизма. Новое, пришедшее на смену постмодернизму пространство не несет абсолютной новизны и не противопоставляет себя постмодернистским реалиям — скорее, оно направлено на их дальнейшее развитие и углубление. В контексте постпостмодернистских настроений активно возрождается универсализм, перенимая и развивая черты мультикультурализма, доминирующего в постмодернистскую эпоху.

Ряд ученых и общественных деятелей выступили с предложениями создания универсальной нравственной системы — суперкультуры (Дж. Лулл), общей морали (Б. Герт), "Вселенной единой морали» (Г. Браун). Основообразующей идеей этики новой культурной эпохи становится гуманизм, что в известной мере определяется реалиями новой культурной парадигмы.

Тем не менее, основными реалиями нового культурного пространства продолжают оставаться виртуальность, интерактивность и сетевой способ распространения, рассуждения об аморальности которых сформировались еще в постмодернистскую эпоху. Виртуальная реальность обретает легитимность, осознается в качестве факта не только искусства, но и жизни. Нравственная проблематика виртуального мира заключается в том, что события, которые возможны в реальном мире, являются нереальными в виртуальном пространстве, а следовательно, находятся «по ту сторону» моральности/аморальности. В качестве артефактов современного пространства на смену образам и текстообразам приходят «технообразы». Информация и технообраз становятся краеугольными камнями современности, они неосязаемы и существуют в сознании человека.

На фоне происходящих перемен возникает вопрос: какие происходят модификации нравственных черт личности? Способна ли новая культурная парадигма избавить человека от пороков или наоборот станет основным средством их выражения? Найдется ли в формирующемся пространстве постпостмодернизма место проявлению человеческой добродетели?

Данная статья посвящена поиску ответов на подобные вопросы посредством анализа глобальных культурных изменений и доминирующих субъектов новой культурной парадигмы.


ТИМАЧЕВ Павел Валерьевич

Страна:  Россия
Город:  Волгоград
Место работы: ГОУ ВПО Волгоградский государственный университет
Должность:  Начальник управления международного сотрудничества
 Ученая степень:  кандидат филологических наук

Тема доклада:

Решение международных экономических конфликтов в рамках международных организаций (в соавторстве с Тимачевой Е. В.)

Тезисы:

См. тезисы Тимачевой Елены Валерьевны


 < 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12[13] 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 >  последняя страница