Поданные заявки

Поиск по заявкам
Фамилия:

Для того, чтобы увидеть все заявки, установите курсор в форму поиска,
нажмите клавишу «пробел» и кликните на кнопку «поиск»

САФОНОВА Виктория Андреевна

Страна:  Россия
Город:  Санкт-Петербург
Место работы: Санкт-Петербургский Государственный Академический Институт Живописи, Скульптуры и Архитектуры им.И.Е.Репина
Должность:  Аспирант

Тема доклада:

Методы и стратегии истории искусства XX века (на примере картины Гюстава Курбе «Ателье»)

Тезисы:

Гуманитарные науки, описав в двадцатом столетии сложную кривую, оказались перед вопросом своей целесообразности и сохранения или же полного исчезновения многих своих дисциплин, в том числе и искусствознания. Можно возразить, что кризис той или иной науки осознается ее представителями едва ли не каждые двадцать лет, и сама постановка неутешительного диагноза есть лишь один из устойчивых признаков научной саморефлексии. Но в данный момент, пожалуй, наиболее сильно ощущается кризисность и зыбкость методологической почвы. Методологический плюрализм, существующий в современной искусствоведческой науке, необычайно расширяет рамки профессии, позволяя ее представителям оперировать, казалось бы, еще немыслимыми в начале минувшего века инструментарием. В данный момент к интерпретации творчества художника или же отдельно взятого произведения можно подойти и во всеоружии нескольких методов, каждый раз смещая, таким образом, точку зрения на предмет исследования, или же стать адептом определенной методологии и всецело следовать ее постулатам.

Нельзя обойти вниманием и тот факт, что определенные методологии, имеющие хождение в современном искусствознании, вырабатывались или же, позаимствованные из других гуманитарных областей, применялись учеными к определенным периодам в истории искусства. Так, вряд ли иконологический метод будет применен в первую очередь к искусству XX века. Универсальным ключом ко всем художественным текстам казалась когда-то семиотика, но и она открывает далеко не все двери интерпретационных возможностей. Социологический метод дает простор исследователю применительно к материалу недавних столетий. Несложно заметить, что наибольшее количество работ, базирующихся на социологическом подходе, были созданы на материале искусства XIX века. Ярким примером различности подходов даже в рамках одной научной парадигмы становится картина Гюстава Курбе «Ателье», написанная художником к 1855 году и носящая подзаголовок «Реальная аллегория, определяющая семилетний период моей артистической жизни». Отсчет интерпретациям работы можно вести от статьи Кеннета Кларка, умиротворяющему тону которого и противопоставляют себя «рассерженные» молодые искусствоведы конца шестидесятых-начала семидесятых годов двадцатого столетия. На протяжении пяитидесяти лет к картине обращаются Жорж Будей, Н. Калитина, Вернер Хофманн, Линда Нохлин, Штефани Маршал и еще целый ряд авторов. В то же время, Т. Дж. Кларк и Майкл Фрид посвящают монографии творчеству Курбе.

Социально и политически ангажированное искусство Курбе становится благодатным материалом для искусствоведческих исследований. Именно обилие научной литературы, посвященной творчеству Курбе в рамках социальной истории искусства, позволяет говорить о границах метода, его стратегиях и интерпретационных возможностях.


ГУСЕВА Марина Дмитриевна

Страна:  Россия
Город:  Москва
Место работы: Центральный научно-исследовательский институт экспериментального проектирования жилых и общественых зданий
Должность:  Ведущий архитектор, аспирант

Тема доклада:

Проблемы развития архитектурных форм православного монастыря в условиях современной городской застройки

Тезисы:

Одной из наиболее актуальных задач поддержки современной российской культуры является сохранение традиционного наследия шедевров архитектуры. К ним относятся архитектурные ансамбли монастырей, которые имеют неоценимое культурное значение и находятся под защитой ЮНЕСКО. Вместе с тем, поскольку подавляющее большинство монастырей передано Русской Православной Церкви и являются действующими, типологический ряд построек расширяется и требует креативных решений в рамках традиций. Для грамотной реставрации и строительства новых монастырских сооружений нужны современные научно обоснованные нормы и правила проектирования православных храмов и монастырских комплексов. Целесообразно дополнить Свод правил нормами проектирования монастырских зданий. Во многом современные социально-общественные функции городского монастыря зависят от его истории и географического расположения в городе. Различие функций определяет различие типологического набора зданий монастырских комплексов. В современных условиях традиционные монастырские постройки неизбежно сталкиваются с вновь возведенными или частично перестраиваются с использованием новейших строительных материалов, что влечет за собой создание новых форм в монастырской архитектуре. Православная церковь склоняется к следованию каноническим формам в организации пространства храмов, монастырских ансамблей. Строгие требования предъявляются внешнему виду храма, часовни — тем монастырским строениям, которые являются ориентиром как внутри монастыря, так и за его пределами. Однако, второстепенные постройки могут сильнее отличатся от исторических прототипов, новые формы могут выражаться в них смелее, но при этом не стоит забывать о гармоничном восприятии монастырского ансамбля, доминантой которого является все-таки канонически выстроенное здание главного храма. Кроме того, вынесенные за пределы монастыря вспомогательные здания и сооружения, предназначенные для обслуживания туристов, могут и вовсе вписаться в современную окружающую застройку, при этом в архитектуре этих зданий должны присутствовать элементы, напоминающие о функциональной связи с монастырем и принадлежности ему. Для полноценного функционирования монастырей в условиях города нужны новые строения, соответствующие современным запросам общества и не нарушающие архитектурного ансамбля исторических сооружений.


ЖИЛКИНА Наталия Владимировна

Страна:  Россия
Город:  Тамбов
Место работы: ГОУВПО "Тамбовский государственный университет имени Г.Р. Державина"
Должность:  Доцент
 Ученая степень:  кандидат философских наук
Ученое звание: Доцент

Тема доклада:

Третий возраст в контексте современной русской культуры (На секцию «Социальные трансформации культуры: наблюдаемые тенденции и перспективы»)

Тезисы:

Существенные изменения в образе жизни в индустриально развитых странах с середины ХХ столетия, выразившиеся в повышении жизненного уровня, в значительном улучшении медицинского обслуживания и реальном повышении возможностей наукоемкой медицины в борьбе с болезнями пожилого возраста, привели к тому, что в настоящее время в развитых странах относительно многочисленная категория пожилых людей заняла невиданное ранее место в возрастной структуре населения. 65-летний человек стал социально, психологически и биологически гораздо моложе, чем его ровесник 100 лет назад, что послужило предпосылкой появления соответствующего термина для обозначения данной возрастной категории — третий возраст. «Третий возраст» (Third age) — стадия жизненного цикла человека, на которой он оставляет сферу труда или изменяет характер своих профессиональных занятий в силу обстоятельств, связанных с физиологическими особенностями пожилого возраста.

Современная социокультурная ситуация в России обусловливает существование граждан «третьего возраста» в его европейском понимании как очень большое исключение из правил. Принудительное навязывание активным, трудоспособным и квалифицированным гражданам уже с 45 лет статусов и моделей поведения «пожилых» является негативной особенностью российского менталитета. Различные исследования показывают, что россияне «третьего возраста» сильно мотивированы к участию в экономическом развитии страны и готовы трудиться, пока позволяет здоровье. Повседневная практика свидетельствует, что основная общественная нагрузка в рамках микрорайонов и домовых комитетов, связанная с решением бытовых и коммунальных проблем, ложится на женщин и мужчин старше 60, а около 10% из них даже пытается открывать собственное дело.

Тем не менее, агрессивная реклама разного рода медицинских препаратов и биологически активных добавок, вернее используемые в этой рекламе образы пожилых людей, обремененных целым букетом заболеваний, подсознательно формируют не только у представителей «третьего возраста», но и у тех, кто только к нему приближается, определенный менталитет, модели поведения «третьего возраста». Наиболее распространенная модель включает в себя «возрастное» изменение цветовой гаммы и стиля одежды, появление прически «от социальных парикмахерских», отсутствие интереса к косметике и собственному весу, изменение форм проведения досуга (с театра или выставки на игру в домино на лавочке у подъезда). В лучшем случае российский представитель «третьего возраста» посвящает себя деспотичному воспитанию внуков и помощи детям или созидательной деятельности на дачном участке, в худшем — теряет социальную полноту жизни, ограничивает количество и качество связей с обществом, порой самоизолируется от социального окружения, ощущает полную невостребованность, несмотря на наличие родных и близких людей.


КОРОБОВА Диана Михайловна

Страна:  Россия
Город:  Санкт-Петербург
Место работы: Санкт-Петербургский государственный университет
Должность:  Старший преподаватель

Тема доклада:

Несколько заметок об исследовании романов В. Вулф: «абстрактный автор», «нарратор», «пространственно-временная организация»

Тезисы:
  1. Одной из дискуссионных нарратологических категорий является категория «абстрактный автор», теснейшим образом связанная с проблемой авторства. История вопроса достаточно полно освещена в монографии В. Шмида «Нарратология». Исследователь даёт следующее определение данной категории: «абстрактный автор — это обозначаемое всех индициальных знаков текста, указывающих на отправителя». Под нарратором мы понимаем повествовательную инстанцию. Вслед за А. Кампаньоном, мы полагаем, что альтернатива «текст» или «автор» не является продуктивной. Задачей данного доклада является рассмотреть на примере романа «По морю прочь» категории «абстрактный автор» и «нарратор».
  2. По мнению В. Шмида, не реальный, но абстрактный автор создает нарратора. Таким образом, интенциональность по А. Кампаньону сопоставима с конструктом В. Шмида «абстрактный автор». Данный факт дает возможность сделать предположение, что современное литературоведение не только в теории, но и на практике преодолевает дилемму «автор» или «текст».
  3. Выдвинем следующую гипотезу: описание и подробный анализ «цитируемого» и «изображаемого» миров (терминология В. Шмида) помогают реципиенту (читателю) «собрать» воедино знаки «текста» и с их помощью восстановить «индициальные» знаки. Полнота же их восстановления зависит только от читателя.
  4. Попробуем понять, почему для В. Вулф становится важным присутствие именно двух типов нарраторов, а не только диегетического. Подводя итог, можно сказать, что главным объектом творчества В. Вулф, по нашему мнению, является искусство, т. е. все её романы посвящены тому, как создавать произведение искусства. Именно поэтому, на наш взгляд, важно присутствие двух нарраторов: один из которых сопоставим с создаваемым персонажем, второй сопоставим с создателем.
  5. Если вновь обратиться к определению термина рефлексии, отличающейся «от интроспекции тем, для рефлексии необходим один субъект интроспектирующий, то есть тот, кто смотрит вовнутрь и что-то там наблюдает, и второй субъект, наблюдающий эти наблюдения», то можно сделать следующее предположение: присутствие двух нарраторов заменяет рефлексию.

ШТАЛЬ Маргарита Александровна

Страна:  Россия
Город:  Москва
Место работы: Государственный Институт Искусствознания
Должность:  Аспирантка

Тема доклада:

Восприятие сакрального и секулярного в искусстве (На секцию «Методологический потенциал культурологии и междисциплинарные исследования искусства»)

Тезисы:

В данном докладе речь пойдет о динамике взаимоотношения сакрального и секулярного в художественной культуре с позиции психологии восприятия. Следуя данным методом, представляется уместным определять сакральное (вслед за П. Тиллихом) как поле предельного интереса, предельных ценностей человека, обусловленное культурными факторами, формирующими его восприятие. Мы проследим, как определения для этого культурного феномена будут варьироваться в зависимости от типов восприятия.

Вначале обсудим природу человеческого восприятия как такового, а затем проследим динамику сакрального/секулярного в зависимости от уровней восприятия и характера ценностей, предложенных интегральной философией. Говоря о природе процесса восприятия, мы, опустив детальное описание нейрофизиологических процессов, остановимся на когнитивной его составляющей.

Рассматриваемые нами исследования психологов и теоретиков искусства — Р. Арнхейма, А. Маслоу, Ж. Пиаже и др. свидетельствуют о том, что в ходе восприятия искусства и художественного творчества человек, в той или иной степени, руководствуется своими ментальными установками. От этого, на наш взгляд, напрямую зависит как классификация художественных произведений, так и определения феноменов сакрального и секулярного в данной культуре. Далее предпримем попытку подобной классификации, опираясь на типы восприятия, описанные интегральной философией. В частности, набирающая популярность в начале XXI века Спиральная Динамка и смежные с ней направления помогают увидеть, как доминирующие ценности культуры влияют на предмет художественного творчества и его восприятие.

В процессе творчества художник как нельзя лучше раскрывает мир своих «предельных ценностей», то есть сакрального, которые, как мы увидим, меняются от уровня к уровню. Рассмотренная подробнее холархия ценностей показывает, как много в искусстве определяется доминирующими ценностями, которые в процессе восприятия выхватываются из общего фона культуры как наиболее достойные. Представления о сакральном также варьируются от одного уровня сознания к другому.

Таким образом, можно проследить, как разнообразие типов восприятия создает широкий спектр сакрального в произведениях искусства, доступный современному человеку. В ходе исследования выявленные различия между так называемыми сакральными и секулярными произведениями полностью оправдывает заявленный подход к собственно определению сакрального как поля предельного интереса конкретной личности; мы видим, как в искусстве это поле обусловливается типом восприятия искусства.


ПОПОВА Наталья Сергеевна

Страна:  Россия
Город:  Кемерово
Место работы: Кемеровский государственный университет культуры и искусств
Должность:  Старший преподаватель

Тема доклада:

Интерпретация теории креативности А. Бергсона в творчестве архитекторов голландской группы «Стиль» (На секцию «Методологический потенциал культурологии и междисциплинарные исследования искусства»)

Тезисы:

Согласно теории А. Бергсона формирование креативных способностей возможно путем превосхождения, то есть преодоления ситуации столкновения двух взаимоисключающих форм сознания путем приобретения новых или усовершенствование уже имеющихся способностей. Так, столкновение ретроспективизма интеллекта и воли как носителя жизненного порыва влечет за собой формирование качественно высших способностей сознания, что уже само по себе является креативным актом.

Разнонаправленность и корреляция между собой художественных течений, эклектичность художественной среды, интенсивность художественной жизни, динамика событий подобна жизненному порыву в теории А. Бергсона. Аналогом интеллекта явилось академическое художественное образование, построенное по принципу штудирования тонкостей исторических стилей. Приводя в пример один из вариантов интуиции, которую проявляет художник при создании произведения искусства, А. Бергсон имел в виду интуитивный характер индивидуального творческого поиска, с чем вполне коррелирует отказ от академической «обученности», характерный для искусства первой трети ХХ века. Отказ от интеллектуализма в пользу интуитивного поиска художественного решения образа в произведении искусства приближает сформировавшийся в этот период тип художника к образу бергсоновского креативного субъекта, который стремится преодолеть интеллект жизненным порывом, носителем которого должна быть его воля.

Прямого и тотального влияния отвлеченной философской теории на область художественного творчества быть, разумеется, не может, поскольку деятельность художника неразрывно связана с материалом и известными способами работы с ним. Но анализ теоретических установок группы «Стиль» позволяет сделать заключение, что в области теоретической идеологии, закладываемой в креативные акты создания произведения архитектуры, известная интерпретация или новое прочтение философских идей Анри Бергсона возможны и эвристичны. Однако воплощение этих идей на практике сталкивается с эстетическими, социокультурными и экономическими требованиями общества. В таком виде искусства, как архитектура, теоретические установки группы «Стиль» с явными, как нам кажется, «следами» теории креативности А. Бергсона «сдались» под натиском проблемы острой нехватки дешевого и экономичного жилья.

Так теория креативности субъекта А. Бергсона с ее футуристическим характером обозначила ареал своего влияния на художественную культуру первой трети ХХ века — область теоретических установок авангардных течений в искусстве. В области конкретного художественного творчества идеи А. Бергсона терпят поражение в столкновении с константами искусства и требованиями общества.


НЕКРАСОВА Елена Сергеевна

Страна:  Россия
Город:  Санкт-Петербург
Место работы: Санкт-Петербургская государственная академия театрального искусства
Должность:  Старший преподаватель
 Ученая степень:  кандидат философских наук

Тема доклада:

«Новая жестокость» как пример для подражания

Тезисы:

Модернисткий проект, постулировавший ценность единой художественной стратегии уже давно перестал задавать тон в европейской культурной матрице. Плюральность современного художественного пространства уже ни для кого не новость. При этом зачастую несравнимо большим вниманием, чем профессиональный художественный продукт (включая жанровое, «коммерческое» кино и телевидение) пользуются образчики непрофессионального интернет-контента — художественные акции, самодельные ролики на YuoTube и т. д. Деятельность непрофессиональных авторов демонстрирует некоторые социально культурные тенденции более наглядно, чем профессиональное искусство. Это можно увидеть на примере таких форм интернет-контента, как снятое на мобильный телефон видео со сценами насилия, избиения и издевательств. Героям и авторами этого видео являются подростки или молодые люди. И хотя содержание этого контента не выходит за границы описанной психологами подростковой жестокости, сам факт фиксации его на видео и некоторые другие его качества заставляют предположить здесь универсальную тенденцию, которую можно озаглавить как «новая жестокость».

Причины возникновения этого феномена: насильническая природа фотографии, которую выявляли такие авторы как Э. Юнгер, В. Флюссер, Д. Кампар, С. Зонтаг. Современное мобильное видео делает этот феномен очевидным с помощью проникновения в приватное пространство снимаемого. Важным условием этого проникновения является сильная эмоция, на которую снимающий провоцирует снимаемого. В отличие от традиционной фигуры фотографа в мобильном видео камера и снимающий не таится от жертвы. Более того, «камера-насильник» зачастую принимает в происходящем самое непосредственное участие. «Авторы» мобильного видео едва ли не на прямую реализуют бодрийяровскую «радикальную эстетику объекта», которая возникает только тогда, когда на фотографии фиксируется то, что претерпело насилие.

Как правило, образцы «новой жестокости» являются воспроизведением уже имеющегося формата — уведенного в кино или у такого же безымянного автора, выложившего свое видео в Сети. Однако, поднимаемая Вальтером Беньямином тема репродуцирования оригинала, реализуется в ситуации с мобильным видео как повторение приема. В отличие от профессиональных художников модернистского склада, авторы мобильного видео не ставят своей целью сделать нечто оригинальное.

Во многом, авторы дублируют приемы жанрового кино, но упрощает этот процесс кино, демонстрирующее приемы «субъективной камеры» (во многом связанное с движением «Догма 95»). Взяв камеру в руки, снимающий примеряет на себя роль «героя», экранного образа победителя, сильного и уверенного в себе. Камера выступает здесь в роле лакановского «зеркала», помогающего человеку стать целостным индивидом. Если раньше приобщение к ролевой модели происходило у ребенка через игру, т. е. через имитацию экранной реальности, то теперь камера дает ему возможность переступить через границы экрана и стать «героем» в «действительности».


ЛЫСЕНКОВА Владлена Витальевна

Страна:  Украина
Город:  Харьков
Место работы: Харьковская Государственная Академия Культуры
Должность:  Доцент
 Ученая степень:  кандидат филологических наук

Тема доклада:

Креативное начало личности и философизация

Тезисы:

В современную эпоху мы можем наблюдать появление личности нового типа, уходящей от власти клише и стереотипов, уже не мыслящей себя совокупностью заданных обществом социальных ролей. Она стремится «нащупать» свой индивидуальный путь в жизни, подчас «опрокидывая» стереотипные сценарии судьбы, создать уникальный биографический проект на основе собственных потребностей, интересов и задатков. Такая личность формирует новый мир вокруг себя, требуя от окружения и нового отношения к себе. Некоторые ученые называют ее персонализированной (А. Бондаренко), а персоналистская − рассматривается в другом аспекте (Е. Сурова). В данном случае новое явление не приобрело еще стойкий терминологический контекст. Подобной личности важно выстроить значимую для себя систему индивидуальных смыслов. Это крайне непростой процесс, ведь общеизвестно, что будучи современниками в одной и той же культуре, люди могут находиться на совершенно различных личностных «ступенях». Именно эти специфические особенности данной личности позволяют утверждать, что креативное начало в ней является превалирующим. Однако креативность как качество и свойство необходимо формировать, чтобы дать реальную возможность многим молодым «создавать себя» так, чтобы чувствовать в полной мере удовлетворение от собственного жизнетворчества.

Важно не упустить из виду роль философии в формировании креативности. Ведь именно глубинное, сущностное знание способно давать полноту видения и личностных, и общественных задач, формировать стратегическое мышление и способы действия, не упуская и тактических моментов. Базой необходимо сделать развитие философской креативности с детского возраста. Этой тематикой занимается одно из направлений философизации образования и воспитания. Представляется, что оптимальной будет именно линия непрерывного философского образования у детей, начиная с простейших философских элементов и заканчивая обдумыванием сложных, противоречивых философских проблем. Причем, в этой системе, найдут свое место как традиционные формы обучения, так и новаторские методики. Также необходимо учитывать именно творческий характер философского знания. И не опираться по традиции на репродуцирование даже полезных философских максим. Ребятам важно получать опыт сотворчества с взрослыми и сверстниками. Принцип Сократа здесь будет более уместен: не навязать, а помочь родиться, «засверкать» истине. Как известно, умение удивляться лежит в основе философствования и здесь важно сочетать непосредственность ребенка с живой познавательностью взрослого, подобно вечно юному старцу Лао-цзы.

Использование философского потенциала в решении образовательных, воспитательных проблем существенно повысит эффективность развития креативности, прежде всего у молодых.


ОВЧАРОВА (Косматова) Екатерина

Страна:  Россия
Город:  Санкт-Петербург
Место работы: Санкт-Петербургский государственный политехнический университет
Должность:  Доцент
 Ученая степень:  кандидат экономических наук
Ученое звание: Доцент

Тема доклада:

Интертекстуальность с точки зрения автора (На секцию «Проблема автора в искусстве — прошлое и настоящее»)

Тезисы:

иИнтертекстуальность, понимаемая в самом общем смысле, дала, как пишет современный французский литературовед Натали Пьеге-Гро, своего рода санкцию на «смерть автора». С этой точки зрения автор произведения является не демиургом своего литературного мира, а всего лишь подобием игрока в пасьянс, который сам по себе — с точки зрения игры — не представляет никакого интереса. В таком случае вполне естественно, что автор, как величина несущественная, которой можно пренебречь без большого ущерба для конечного результата, была практически исключена из постструктуралистких штудий, и логические построения в рамках общего интертекстуального подхода, как, впрочем, и производных от него, проводились — и проводятся — без особого учета намерений и возможностей творца произведения.

Между тем, даже если находится в рамках идей самой общей интертекстуальности, инициированных Кристевой и Бартом, нельзя не признать, что именно своеобразием личности автора, особенностей ее формирования определяется выбор определенных форм, составляющих произведение, из поля анонимных формул. Трудно предположить, что писатели не подозревают о тех возможностях, которые предоставляют всевозможные связи с предшествующими текстами, с полем существующих смыслов. Напротив, можно привести бесчисленное множество примеров использования предшествующих текстов в самых разных формах и аспектах — от игры с расхожими выражениями и популярными анекдотами до переиначивания сакральных текстов; уже целая библиотека исследований посвящена интертекстуальным, паратекстуальным, гипертекстуальным играм Эдгара Аллана По, Жерара де Нерваля, Оноре де Бальзака. Развитая литературная традиция предоставляет писателю бесконечное пространство для сотворения его литературного мира — в том случае, если он сумеет овладеть искусством интертекстуальности (понимаемой здесь для удобства более в смысле Женетта, нежели Барта).

Искусство интертекстуальности, таким образом, можно определить как искусство сознательного, органического включения — тем или иным образом — одного или нескольких текстов во вновь создающийся, или, скорее, как искусство создания нового смысла на основе уже существующих, а также использования всех этих смыслов. Тексты ушедших эпох становятся словами эпохи текущей


ПОЛЯКОВА Галина Борисовна

Страна:  Россия
Город:  Курск
Место работы: Курский государственный университет, кафедра культурологии
Должность:  Доцент
 Ученая степень:  кандидат педагогических наук

Тема доклада:

«Основы религиозной культуры» как вызов современному культурологическому знанию (Cекция «На пути к культурной географии. Религиозные горизонты современной культуры»)

Тезисы:

В 19 регионах проходит эксперимент, в 4 классах. Родители учащихся могут выбрать одно из 6 направлений (среди которых: основы мировых религий, православная культура, ислам, светская этика и др.) В начале следующего года можно поменять направление предмета. На основе полученного опыта будет решаться вопрос о введении в качестве обязательного предмета «Основы религиозной культуры» по всей территории России. По мнению протодиакона А. Кураева, цель курса — духовно-нравственное развитие и воспитание младшего подростка посредством его приобщения к российской духовной традиции. Однако может возникнуть вопрос: возможно ли изучение религии в современной школе? В том числе современной российской школе? Среди множества аргументов, высказываемых против изучения религии наиболее серьезны два: права человека на свободный религиозный выбор и несовместимость науки и религии. Большинство парламентариев считает, что в школах должен преподаваться курс «Основы религиозных культур», а не «Основы православной культуры». По их мнению, это позволит снять социальную напряженность в этой сфере.

Русская Православная Церковь это нововведение поддерживает, подчеркивая при этом, что предмет носит скорее культурологический, а не религиозный характер. Главная претензия к курсу «Основы православия» состоит в том, что регионам так и не удалось сделать его светским: к преподаванию привлекались действующие священники, а учебники строились по принципу проповедей. Преподавать религиозный курс можно будет лишь при условии, что он будет носить «историко-культурный, информационный характер» и не станет «сопровождаться совершением религиозных обрядов». «Пора ввести культурологическое, а не религиозное изучение основ православной культуры. — Тогда министерство обязано будет с этим считаться, изменив общеобразовательный компонент школьной программы» «Религия, как важное общественное, философское, культурное явление, существует, и поэтому образование не может оставить религию в стороне, как не существующую. Но это должно быть только культурологическое знакомство (или более глубокое изучение), но не целевое формирование религиозного мировоззрения».


 < 1 2 3 4 5 6[7] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 >  последняя страница