Поданные заявки

Поиск по заявкам
Фамилия:

Для того, чтобы увидеть все заявки, установите курсор в форму поиска,
нажмите клавишу «пробел» и кликните на кнопку «поиск»

МЕХАНОВА Лилия Вячеславовна

Страна:  Россия
Город:  Екатеринбург
Место работы: Уральский государственный экономический университет
Должность:  Хранитель музея истории УрГЭУ

Тема доклада:

Креативный потенциал закрытых городов Урала в советской и постсоветской культуре

Тезисы:

Споры о советской эпохе не утихают до сих пор. Более того, в российской действительности сохраняются рудиментарные явления, несущие на себе явную печать «советского». К их числу в полной мере относятся так называемые закрытые города. Понятие «закрытый город» в рамках гуманитарных наук не разработано. Это объясняется, прежде всего, спецификой самого явления, мало доступного для исследования. «Закрытый» — это единственный тип города, который имеет собственное, закрепленное современным российским законодательством определение, исходя из которого, можно выделить две группы таких городов:

  1. промышленно-производственные города, в которых градообразующими объектами являются предприятия всех стадий ядерно-оружейного цикла;
  2. военные городки, связанные с базами стратегических вооружений, испытательными полигонами военной техники, морского флота, космодромами.

Наше внимание сосредоточено на городах первого типа, которые возникли в связи с реализацией советского атомного проекта (атомные города). Можно предложить следующую дефиницию: закрытый атомный город — это явление советской культуры, возникшее в 1940–1950-х годах, включающее в себя замкнутую, самодостаточную, связанную с атомной промышленностью территориальную и социокультурную общность, имеющее в основе своей не только военную функциональность, но и социалистическую утопию о возможности создания идеального города. Общий пафос советской культуры и свойственная закрытым городам, возникшим сразу после Великой Отечественной войны, идея создания «светлого будущего» здесь и сейчас породили своеобразное восприятие труда. Для культуры закрытого города трудовая деятельность неотделима от творчества, и сама жизнь была бесконечным творческим актом: будь то строительство завода, лабораторный эксперимент, написание песни или созидание грядущего будущего. Являясь образцовыми социалистическими поселениями, такие города имели очень развитую сеть учреждений внешкольного образования и досуга. Творческой активности рабочих и их духовному совершенствованию с самого начала строительства уделялось большое внимание. Мы не найдем здесь искусства в его общепринятом «высоком» значении, в определенном смысле оно здесь и не нужно. Но художественная самодеятельность и полупрофессиональное творчество как нельзя лучше отражают креативный потенциал и настрой культуры закрытых атомных городов. Продукция атомных предприятий служила щитом целому государству, являясь практически единственной гарантией жизни в реалиях «холодной войны». Люди, чьими руками ковался этот щит, ясно понимали свою функцию, свою роль и причины условий, в которых должны были жить. В их сознании прочно обосновалось понимание значимости, престижности, представление о своем городе как об исключительном. Вместе с распадом СССР пошатнулось и благополучие атомных городов. Являясь производным от советской культуры, в изменившихся реалиях они испытывают значительно большие трудности в поисках пути собственного развития, чем города открытые.


ЩУЧКИНА Юлия Александровна

Страна:  Россия
Город:  Москва
Место работы: Российский государственный социальный университет
Должность:  Преподаватель

Тема доклада:

Развитие герменевтики как средства социокультурной коммуникации

Тезисы:

В процессе социокультурной коммуникации на всех этапах развития человечества важнейшим был вопрос понимания. Проблемы и конфликты, которые возникали и продолжают возникать, имеют в своей основе трудность, а порой и невозможность, донести смысл до оппонента.

Особое значение эта проблема приобрела с началом письменной фиксации культурного наследия в виде художественных, научных, философских, религиозных сочинений. Тесно с ней связан вопрос о точности перевода с одного языка на другой, адаптации текста для конкретной культутрно-исторической традиции. На современном этапе развития гуманитарного знания вопросы, связанные с точностью толкования культурных феноменов, особенно актуальны.

От правильности понимания представителей разных интеллектуальных, религиозных, философских традиций во многом зависит эффективность межкультурной коммуникации. Интерпретация — лат. interpretatio — толкование, разъяснение, попытка сделать непонятное понятным. Главная цель любой интерпретации — сделать явным скрытый смысл того или иного явления, проникнуть в его суть.

Проблемное поле интерпретации включает различные сферы человеческой практики: мифологию, религиозные культы, философию и герменевтику, литературное творчество, искусство, риторику, юриспруденцию, гуманитарные и естественные науки. герменевтика возникла первоначально как совокупность технических приёмов постижения смысла текста; впоследствии она разделилась на относительно самостоятельные направления, охватывающие практически все области человеческой деятельности; приобрела статус одного из разделов философского знания. Исходя из разнообразия её применения, можно говорить о широком спектре подходов толкования и интерпретации тех или иных явлений окружающей действительности. Можно выделить различные подходы к рассмотрению герменевтики.

На протяжении истории существования герменевтики изменялись не только подходы к её пониманию, но и увеличивался набор функций и методов толкования. Среди них: этимология, типологическое и аллегорическое толкование, аналогия, закон внутренней связности текста; добавляются эмпатия, преднахождение, предмнение. В целом герменевтику можно рассматривать как средство осуществления межкультурной коммуникации, поскольку, согласно П. Рикёру, «всякая интерпретация имеет целью преодолеть расстояние, дистанцию между минувшей культурной эпохой, которой принадлежит текст, и самим интерпретатором…».


РЕШЕТНИКОВА Наталья Сергеевна

Страна:  Россия
Город:  Астрахань
Место работы: Астраханский государственный университет, кафедра культурологии
Должность:  Ассистент

Тема доклада:

Ментальные основания российской культуры в трудах отечественных мыслителей

Тезисы:

Ментальность и культура цивилизации предстают как сложный взаимодетерминированный синтез духовных и материальных артефактов цивилизации, устойчивый интерес к которому со стороны отечественной культурфилософской мысли указывает на значимость их влияния на развитие российской цивилизации. Начальной ступенью российской ментальности, выступают архетипы, кодирующие ценностно-смысловые представления о Мире («Судьба», «Совесть», и др.). Они формируют основу «русской картины мира», которой присущи несвойственные западному миропониманию категории.

Анализ узловых идеал-концептов позволяет наблюдать господство иррационального начала как типично русского способа постижения мира. Мировоззренческие архетипы превалируют в стереотипах поведения, проявляются в чертах национального характера. Они запечатлеваются и на высших уровнях менталитета — в национальном и цивилизационном самосознании. Национальное самосознание понимается в культурном, а не в этническом смысле, и содержит представления общества о себе. Оно предполагает самовосприятие себя как целого, как носителя особого сознания.

Особенностью национального самосознания выступает постоянное стремление к самоидентификации, ставшее важной национальной чертой, которая нашла отражение и на уровне философской рефлексии, в феномене постоянства русских поисков собственной идентичности. Одним из аспектов утверждения самости является познание себя через образ Другого. Оно реализуется как проблема взаимоотношений с европейской культурой, вопрос о культурно-историческом призвании.

Своеобразной ментальной чертой выступает отношение к прошлому. Оно традиционно выстраивается в антитезе идеализация — забвение. Эта противоречивость подразумевает отношение к национальному прошлому либо как к «Золотому веку», либо полное отрицание предшествующего культурно-исторического периода. Подобное выстраивание взаимоотношений с собственным прошлым феноменально из-за ощущения культурного разрыва, из-за национальной памяти, желающей помнить отдельные героические моменты прошлого, забывающей о самой важности исторической памяти  — коллективных представлений об общем прошлом. Национальное самосознание выступает фундаментом для активно формирующегося высшего уровня ментальности — цивилизационного самосознания, отражающего общие цивилизационные интересы. В его основе лежат фундаментальные ценности общества — религиозные, патриотические, мировоззренческие, национальная идеология. Основными принципами цивилизационного самосознания выступают: видение социальной реальности как многомерной, ориентация на преемственность социальных изменений, ненасилие.

Все ментальные особенности российской цивилизации найдут отражение в особенностях социальных процессов, идеологии, своеобразии института государственной власти. Ментальные основы цивилизации в историческом смысле являются более фундаментальными и играют почти решающую роль в выборе того или иного направления общественного развития.


КОЛОБОВА Юлия Игоревна

Страна:  Россия
Город:  Киров
Место работы: Вятский государственный гуманитарный университет
Должность:  Зам. декана
 Ученая степень:  кандидат культурологии

Тема доклада:

Творческая деятельность П. П. Сувчинского в аспекте культурного диалога Россия — Франция (секция «Эмиграция и культура»)

Тезисы:

Русское зарубежье подарило миру много выдающихся деятелей, архивы которых (как изданные, так и неопубликованные) хранятся в библиотеках, фондах России и зарубежья. Вернуть «забытые имена», воскресить результаты культуросозидательной деятельности русских эмигрантов в аспекте диалога между культурой метрополии и культурами стран проживания в настоящее время представляется весьма актуальным для формирования моделей национального самосознания. В 2010 году, объявленном Годом России во Франции и Франции в России, важность осмысления такого рода культурного «продукта» становится еще более значимой.

По большей части работы отечественных и западных исследователей, выявляющих влияние представителей «русского архипелага» на культуры стран проживания, затрагивают творчество наиболее выдающихся представителей русского зарубежья. Однако для получения более целостного представления о жизни диаспоры уже сегодня требуется подробный культурологический комментарий творческой деятельности большого числа русских изгнанников, чьи имена на долгие годы были забыты на родине, но остались в исторической памяти стран своего вынужденного пребывания за границей. Своей деятельностью они доказали, что роли «второго плана» несут в себе огромный творческий потенциал. Без их активного служения интересам как мировой, так и русской культуры история создания культурных ценностей выглядела бы неполной, а ее самые «вершинные результаты были бы немыслимыми или были бы иными» (С. С. Аверинцев). Показательным в этом отношении представляется изучение личности П. П. Сувчинского (1892–1985), музыкального критика, культуролога, общественного деятеля, организатора проектов русского зарубежья, авторитет которого на Западе был настолько велик, что позволяет сравнивать его с выдающимися интел¬лек¬ту¬а¬лами, меценатами, много сделавшими как для продвижения отечественного искусства на Западе, так и для развития самой европейской культуры. Масштаб личности П. П. Сувчин¬ского, его культуртрегерская деятельность только начинают вписываться в реалии науки: до сих пор нет отдельной монографии, посвященной жизненному и творческому пути Сувчинского, нет специальных исследований, ориентированных на проблему влияния его философско культурологического наследия на культуру Франции, где он жил в период 1925–1985 гг.

Как показывает анализ богатого наследия русского эмигранта, его творческая деятельность иллюстрирует удачно обыгранную идею инкультурации (полноценный и плодотворный диалог со «второй родиной»), с одной стороны, и, с другой — демонстрирует удивительное постоянство интересов ко всему русскому, что позволяет говорить об инвариантной (русской) составляющей его культурных предпочтений и ментальности.


СТЕЦЕНКО Алексей Игоревич

Страна:  Россия
Город:  Ульяновск
Место работы: Ульяновский государственный университет
Должность:  Доцент
 Ученая степень:  кандидат исторических наук
Ученое звание: Доцент

Тема доклада:

Городская топонимика как «зеркало истории» (На секцию «Исторические города России как культурный феномен»)

Тезисы:

Городская топонимика как «зеркало истории». Понятие креативность, которое мы понимаем как обозначение творческих способностей человека, его умение принимать нестандартные решения появилось в русском языке сравнительно недавно. Традиционные общественные отношения, господствовавшие в России вплоть до конца XIX в., хотя и базировались на сохранение традиций, в то же время допускали проявление творчества в самых различных областях человеческой деятельности. Одним из примеров, наглядно демонстрирующих сочетание сохранение традиций с креативностью, является процесс обретения наименований улицами российских городов.

Уже в наиболее ранних топонимах определились принципы впоследствии ставшие доминирующими при определение названий улиц города. Это, во-первых, фиксирование отличительных особенностей жителей, переселенных для освоения новой территории. Вторым доминирующим принципом становится указание направления улицы. И, наконец, третий принцип, использовавшейся при определении названий улиц имел в своей основе их индивидуальные отличительные признаки, что предопределяло креативность процесса. В силу разнообразия этих признаков эта группа отличается, во-первых многочисленностью и во-вторых разнообразиием.

Среди них — названия произошедшие от гидронимов — названий водных объектов. Другую группу составляли названия улиц произошедшие от фамилий домовладельцев. И, наконец, самым многочисленным поводом для обретения названия становились здания, выделявшиеся по своему облику или назначению от окружающей застройки. К этой же категории относились и те улицы и переулки в названиях которых были закреплены наименования находящихся вблизи культовых сооружений. Характерно, что это были, не только наиболее многочисленные но и наиболее устойчивые, редко менявшиеся топонимы. Топонимику — науку, изучающую географические названия неслучайно называют «зеркалом истории». При общей схожести процессов формирования наименований различных населенных пунктов, их улиц и переулков, в их названиях закреплялись, становились устойчивыми только те, которые подчеркивали особенности объекта, его неповторимые черты.

Таким образом, если сам принцип обретения исторического названия улицы был вполне традиционен, то выбор конкретного наименования был проявлением творческого потенциала человека, его креативности. Это делает исторические названия своеобразным и уникальным памятником не только истории но и культуры.


АПЫХТИН Александр Владимирович

Страна:  Россия
Город:  Санкт-Петербург
Место работы: Санкт-Петербургский Государственный Университет. Философский факультет. Кафедра эстетики и философии культуры
Должность:  Ассистент
 Ученая степень:  кандидат философских наук

Тема доклада:

Об одной мере гуманитарного знания: идея оптикоцентризма

Тезисы:

Оптикоцентризм в науках о духе как история понятий. Идея современности и генезис гуманитарных наук. Понятие исторического времени и историзм как метод гуманитарного знания. Современность как идея европейской культуры Нового времени. Риторика и диалектика о неметодическом понятии истины в современной гуманитаристики. К феноменологии оптикоцентризма в современной западной философской традиции: спор за право наследнического расточительства во французской мысли XX века (Фуко, Деррида). Два текста в истории французского рационализма («Межи философии», «История безумия в классическую эпоху»). История философии как ведущий текст и как «инфраструктура» истории Запада. Образование и критика Просвещения: казус Фуко vs. «педагогика для младших». Операциональность сознания как понятие стратегии деконструкции — социальная критика как образование. Окуляр-центризм и оптикоцентризм: господство видения в структуре новоевропейского сознания. Искусство памяти и парадигмы современной всеобъемлющей современности: понятие усмотрения как disegno (итал.). Генезис усмотрения и современные искусства «дизайна». Открытие видения как внедискурсивной практики связывается с ситуацией Постмодерна и широко понятым «нигилизмом», включая в т. ч. импликации разных патологий современного сознания: шизофрении, нарциссизма и депрессии субъекта. На смену триаде Маркс-Ницше-Фрейд, в плане открываемых археологией гуманитарных наук квазитрансценденталий, приходит Хайдеггеровское герменевтическое прочтение истории метафизики «под знаком» оптикоцентризма. Французская школа феноменологии более ориентирована не на немецкий идеализм, а — в лице М. Мерло-Понти — на собственную рационалистическую традицию, из права наследования которой и происходит спор последней трети XX ст. между такими фигурами европейского философствования, как Фуко и Деррида. Спор имеет дело не с номинальным феноменом современности, а с двояким способом прочтения настоящего — именно, в генеалогическом и структурном аспектах. А есть ли осмысление настоящего как ориентированного на видение философское дело? — самое важное в этой конкурентной борьбе.


СОРОКИН Алексей Петрович

Страна:  Россия
Город:  Омск
Место работы: Сибирский филиал Российского института культурологии. Сектор сохранения и изучения культурного наследия
Должность:  Научный сотрудник

Тема доклада:

Формирование и трансляция коллективной исторической памяти в гражданском обществе в деятельности Российского Фонда Культуры (конец XX — начало XXI вв.) (На секцию «Память и забвение в культуре: потенциал креативности»)

Тезисы:

В связи с постоянно возрастающей ролью духовности в современном мире, существует насущная необходимость способствовать развитию культуротворческой деятельности, поиску новых конструктивных форм реализации творческого потенциала граждан. Одной из таких форм поддержки творческих инициатив граждан на протяжении XX века в России являлись общественные организации культурно-просветительной направленности. Особенно эффективно их деятельность проявилась в последние 20 лет, с момента начала обновления советского, а затем и российского общества, распространения идей свободы творческого самовыражения. Фонд культуры оказался одной из первых таких модельных общественно-государственных организаций. Поэтому опыт его создания и деятельности может иметь не только историческую, но и практическую ценность для возрождающегося в России гражданского общества, вновь создающихся и действующих его институтов.

Нам представляется актуальным показать в исторической ретроспективе двух последних десятилетий опыт трансляции коллективной исторической памяти в деятельности Советского, а затем и Российского фонда культуры через сохранение, возрождение и актуализацию культурного наследия России и русского зарубежья. Мы можем проследить этот процесс на примере реализации культурных программ фонда в рамках его уставной деятельности как института гражданского общества в центре и регионах.

«Российский Фонд Культуры» — одна из крупнейших неправительственных организаций РФ в культурной сфере, способствующая сохранению и развитию отечественной культуры, осуществляющая творческую, финансовую и организационную поддержку инициатив граждан и организаций в области культуры, искусства, науки и образования. Фонд был учрежден в 1986 г. как Советский Фонд Культуры. Действуя в качестве неправительственной организации, Фонд стремится дать возможность всем гражданам участвовать напрямую в культурном развитии Российской Федерации. Основной целью Фонда является осуществление благотворительной деятельности, направленной на поддержку общественных инициатив, подготовку и осуществление социально значимых проектов и программ в области культуры и искусства, которые невозможно реализовать через систему государственного управления, посредством материального и организационного обеспечения; выявление и поддержка юных дарований.

Российский фонд культуры со времени своего преобразования в некоммерческую организацию в 1997, в первый период своей культуротворческой деятельности в 1997–2000 годах — осуществлял ряд культурных и благотворительных программ, многие из которых продолжают осуществляться и сегодня. Фонд всегда принимает участие во всех видах деятельности по сохранению, сбору и расширению культурного наследия прошлого и по сохранению преемственности культуры в настоящем и будущем.


КУБЫШКИНА Екатерина Викторовна

Страна:  Россия
Город:  Москва
Место работы: Московский Государственный Институт Международных Отношений
Должность:  Аспирант

Тема доклада:

Американский политический дискурс при Дж. Буше-младшем: эволюция метафор (Секция «Сети креативности и институционализация культурных инноваций»)

Тезисы:

Американский политический дискурс всегда был, и в обозримом будущем останется, объектом пристального внимания и анализа политологов самых разных школ и направлений: степень его влияния на развитие событий в остальном мире была и остается впечатляюще высокой. Однако, большая часть попыток интерпретации событий американской политической жизни происходит в рамках знаковой системы исследующего, которая вовсе не обязана совпадать с актуальной знаковой системой познаваемого объекта. В итоге предсказуемо получается некое множество «описаний кошки на языке собаки», возможно, вполне информативное в плане фактов, но изначально некорректное в плане интерпретации их веса и значимости. Докладчик претендует на внесение своего скромного вклада в создание словаря по переводу «кошачьего на собачий» и обратно, представляя результаты исследования трансформаций в рамках современного американского дискурса такого значимого для современной мировой политики концепта, как концепт демократии. Исследуемый период — правление президента Дж. Буша-младшего, когда именно концепт демократии был использован для

  1. свертывания целого ряда либеральных свобод в самих США в рамках меропрятий после 11 сентября 2001 года
  2. обоснования и легитимации американской агрессии в Афганистане
  3. обоснования и легитимации американской агрессии в Ираке.

Разумеется, обоснование всех трех мероприятий опиралось вовсе не только на концепт демократии, но во всех перечисленных случаях он играл несомненно важную роль.

Исследования трансформаций метафоры демократии в президентских посланиях Буша показали ее устойчивое перемещение в семантическое поле протестантизма: демократия устах Буша довольно быстро избавляется от светско-идеологического смыслового наполнения, и взамен приобретает ярко выраженную религиозную окраску. При этом речь идет именно о протестантской, а не какой-либо иной религии, что создает отдельную проблему: никаких автономных по отношению к Бушу институтов «демократической церкви», которые бы могли дать четкие критерии разграничения демократии и не-демократии, в принципе не возникает. Это переводит ситуацию в разряд «радикального руссоизма», когда именем демократии на самом деле возможно вполне легитимно уничтожать демократию (если человек не хочет быть свободным, наш долг — заставить его быть свободным!).

Вопрос о том, насколько эти произошедшие при Буше трансформации концепта демократии оказались, во-первых, укоренены в американской политике, и во-вторых, если эта укорененность оказадась значительной — насколько положение дел оставляет пространство для существования иных концептов демократии в американском политическом дискурсе.


ПАНИКАРОВСКАЯ Екатерина Станиславовна

Страна:  Россия
Город:  Санкт-Петербург
Место работы: Государственный Эрмитаж
Должность:  Методист

Тема доклада:

Объект культурного наследия. Реставрация, модернизация и рефункционализация

Тезисы:

В последние десятилетия всё чаще и чаще поднимаются вопросы охраны и реставрации памятников архитектуры. В связи с изменениями социальной, экономической, политической ситуации в стране появилась потребность в перепрофилировании многих зданий, общественных объектов, которые утратили своё функциональное назначение.

Любой город имеет неповторимый облик, который проявляется в необычном дизайне сооружений или организации районов. Характер города во многом зависит именно от архитектуры, которую не зря называют застывшей музыкой. Здания и ансамбли запоминаются как символы стран и городов. Всему миру известны древний Акрополь в Афинах и Лувр в Париже. На протяжении веков человечество уничтожало созданные ранее памятники архитектуры, возводя на их месте новые сооружения, отвечавшие моде, вкусам, интересам времени и общества. В XIX веке оно осознало значимость сохранения архитектурного наследия. Всё более определяющим и актуальным это становится и в наши дни.

В преобразовании и реставрации объектов условно можно выделить две тенденции. Первая — рефункционализация, когда существующий памятник архитектуры перепрофилируют в здание с иной функцией, при этом наполнение остается прежним, а в итоге меняется лишь название. Вторая тенденция — это реставрация зданий, включающая как их рефункционализацию, так и их модернизацию, введение новых технологий, когда происходит преображение облика. Характерны эти тенденции и для музейной архитектуры. Среди примеров рефункционализации можно отметить ряд музеев, созданных в дворцовых зданиях предшествующих эпох — Палаццо Питти (Флоренция), Музей Жакмар-Андре (Париж), музеи-заповедники в пригородах Санкт-Петербурга, рассказывающие об истории этих зданий, их коллекциях и, шире, культуре тех столетий, когда они создавались. Варианты модернизации зданий и приспособления их под музейно-выставочные объекты — музей д’Орсе в Париже, галерея Тейт Модерн в Лондоне, Палаццо Грасси в Венеции. Среди петербургских проектов последних лет Здания Крюковских казарм, построенных в 1844–1853 годах по указу императора Николая I под руководством архитектора Ивана Черника (в них вскоре разместится Центральный военно-морской музей), и восточное крыло Здания Главного Штаба, возведённое по проекту Карла Росси в 1820–1830-х годах для высших государственных учреждений Российской империи. Два комплекса не предназначенные изначально для музейных коллекций, но в XXI веке обретающие новую жизнь.

Сложность проектов заключается не только в строгом регламенте преобразований охраняемых государством памятников, но и в самой задаче приспособления по сути офисно-жилых зданий XIX века под музейный комплекс XXI века.


БЕЛЯЦКАЯ Анастасия Александровна

Страна:  Россия
Город:  Саранск
Место работы: ГОУВПО «МГУ им. Н. П. Огарева»
Должность:  Доцент
 Ученая степень:  кандидат культурологии

Тема доклада:

Лингвокультурное пространство русского двора первой половины XVIII века (историко-культурологический аспект)

Тезисы:

Исследование русской придворной лингвокультуры немыслимо без осознания роли и места Европы в эволюционном пути России. В условиях современности — стремительной глобализации и языковой глокализации (распространения через один язык достижений других культур) — явление поликультурной, полилингвальной личности становится особенно интересным для исследователей-культурологов, лингвистов, психологов, педагогов и философов. Сознательное стремление к Европе, ориентация на европейские культурные достижения, активное усвоение европейских языков становится основой культурных реформ Петра I и до сих пор по-разному оценивается мыслителями. Однако, несмотря на полярные мнения о роли Европы в культурно-историческом пути России (славянофильство и западничество, либерализм и консерватизм, глобализм и национализм) иноязычная культура, иностранные языки, вторичная языковая личность в диалоге наших культур продолжают оставаться ключевыми явлениями, обеспечивающими этот диалог. Парадигма динамичного возникновения полилингвального и поликультурного пространства при русском Дворе первой половины XVIII века преломляется в ряде культурных явлений:

  • дипломатические миссии русских посланников в Европе, выполняемые на иностранных языках;
  • иностранные языки в придворном церемониале;
  • пребывание иностранцев при русском Дворе, служащих проводниками европейских языков и культур;
  • иноязычное образование в Европе;
  • обучение гувернерами-иностранцами при русском Дворе.

Одним из самых ярких отличительных признаков ориентации русской речевой культуры первой половины XVIII века на Европу и проникновения европейского лингвокультурного опыта в русскую придворную культуру являлось знание и употребление иностранных языков. Использование и изучение иностранных языков имело преобразующее значение для русской культуры исследуемого периода, а именно выполняло ряд культурообразующих функций: коммуникативную, интегративную (сословно-разграничительную) и знаковую. Сущность знаковой функции использования иностранных языков в церемониале заключается в индикации официального регистра общения и наделении особым преимуществом того государства, чей язык используется в качестве официального языка переговоров. Интегративная функция заключалась в использовании иностранных языков с целью консолидации и выделения придворного микросоциума, некоей аристократической элиты, а, значит, основной задачей использования языков являлась индикация высокого социального статуса. Коммуникативная функция иностранных языков состояла в установлении контакта между представителями придворной аристократии (в этом смысле коммуникативная функция переплетается с интегративной), а также в поиске понимания с иностранными дипломатами. Итак, начиная еще с петровских времен, Россия формирует историю своих многогранных в культурологическом плане отношений с Европой, в развитии которых ключевая роль принадлежит иностранным языкам, реализующим и в настоящее время диалог наших культур.


 < 1 2 3 4 5 6 7 8[9] 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 >  последняя страница