Поданные заявки

Поиск по заявкам
Фамилия:

Для того, чтобы увидеть все заявки, установите курсор в форму поиска,
нажмите клавишу «пробел» и кликните на кнопку «поиск»

СОБОЛЕВ Денис Михайлович

Страна:  Израиль
Город:  Хайфа
Место работы: Хайфский университет
Должность:  Преподаватель
 Ученая степень:  доктор философских наук

Тема доклада:

«Что такое литература?» и современная теория культуры

Тезисы:

Традиционная литературная критика и ранняя теория литературы были тесно связаны с поисками ответа на вопрос «Что такое литература?», который во многих случаях истолковывался в нормативно-оценочном ключе («Какие книги достойны того, чтобы называться литературой?»). В свою очередь, распад традиционных эстетических представлений привел к стремлению изменить саму постановку вопроса и, в той или иной степени, отказаться от поиска универсальной сущности литературы, как особой формы человеческой деятельности. В результате, уже многие формалисты встали на функционалистскую точку зрения («Какие функции доминируют в литературных текстах?»), которая впоследствии была радикализована в лингвистически-ориентированном литературоведении Якобсона. Чуть позже Нельсон Гудман и его последователи предложили радикально-функционалистский подход с выраженными элементами культурного релятивизма («Когда есть искусство?», в терминах Гудмана). Наконец, с начала семидесятых годов — частично под влиянием Фуко — начало все больше осознаваться теоретическое значение того факта, что само понятие «литературы» является относительно новым, постепенно сформировавшимся на протяжении XVII и XVIII веков. Это понимание часто приводило к радикальной релятивизации всей проблемы и даже утверждениям, что литературным является любой текст, который таковым «считают».

Однако на теоретическом уровне подобный радикальный релятивизм не способен решить проблему. Как когда-то заметил Стэнли Фиш, «мы не встаем утром для того, чтобы каждый день заново изобретать литературу». Иными словами, любой человек воспитывается в рамках определенных культурных институций, благодаря которым учится интерпретировать определенные наборы текстуальных признаков в качестве «симптомов» литературности. Именно благодаря такому постепенному — и обычно неосознаваемому — обучению, «на интуитивном уровне» современный читатель, в большинстве случаев, и оказывается способным определить, является ли тот или иной текст «литературным» — в очень широком спектре от «Войны и мир» до массового детектива. Более того, обычно подобная идентификация происходит даже не на уровне сознательной таксономизации, а скорее на уровне базисных когнитивных операций. Так современный западный читатель, вероятно, станет критиковать Ренана, но не Толкиена, за историческую недостоверность; обнаружив же рекламу водопроводчика в качестве одного из текстов в сборнике авангардной поэзии, все же не воспользуется указанным в ней телефоном при прорыве водопроводной трубы — безотносительно к сознательной оценке эстетических качеств и степени «литературности» такого текста.

В то же время, как уже указывалось, как сами когнитивные операции, связанные с идентификацией литературных текстов, так и «не-сознательное» — в терминах когнитивной психологии — обучение подобным операциям, не эксплицируются эмпирическим сознанием. Именно поэтому это сознание склонно приписывать их результаты либо самому тексту, как объекту независимому от восприятия, либо мифическому акту прямого, «непосредственного» и культурно неопосредованного восприятия этого объекта. Отказываясь как от подобной романтической мифологизации литературности, так и от крайностей субъективизма, мне бы хотелось проанализировать те когнитивные операции, которые мышление современного западного читателя совершает в процессе идентификации литературных текстов. Эти операции сложны, однако не произвольны, исторически сформированы, но не субъективны, и они составляют одну из основ литературы, как культурной и социальной институции, в значительной степени, интернизированной эмпирическим субъектом культуры.